Что сага норен кладет за губу

Осторожно! Текст содержит спойлеры!

Когда в 22 года я узнала, что я не неудачница, пытающаяся понравиться окружающим, что целый ряд ошибочных «благих намерений» родителей, учителей и педиатров «сохранили» меня от диагноза «аутизм» в 8 лет, то единственное, что поддерживало меня месяцами, — это охота на серийных убийц в Копенгагене и Мальмё.

Точнее в мрачно освещённых и полных насилия версиях этих городов в сериале «Мост». Каждый из трёх сезонов «Моста» рассказывает о шведской и датской полициях, объединяющих свои силы для раскрытия чреды ужасающих и таинственных убийств в обеих странах. Есть одноимённый американско-мексиканский римейк и англо-французская версия под названием «Туннель». Но я слишком обожаю оригинал и вряд ли захочу их посмотреть, потому не могу сказать, отличаются ли они чем-нибудь. В центре сюжета шведская полицейская Сага Норен, которую, несмотря на заявления актрисы Софии Хелен и сценаристов сериала о нежелании чётко обозначить у героини какой-либо диагноз, просто невозможно определить иначе чем аутистку.


Аутизм Саги проявляется в том, как она стоит, говорит, чуть наклоняет голову, смотря на людей. Хелин идеально попала в точку, показывая аутичное тело, которое я сама ощущаю как фабрику XIX века по ручной переработке хлопка, тогда как у всех остальных уже давно автоматизированное производство. Проявляется и в том, как она постоянно попадает в ловушки скрытых социальных норм, спрашивая человека, с которым едва познакомилась в баре: «Хочешь заняться сексом?». И в ответе: «Нет, это невкусно», когда её спросили, понравилась ли ей еда. Один из многих противоречивых и захватывающих аспектов при просмотре «Моста» — то, что я могу умом понять, почему люди считают эти моменты забавными. Те слова, что произносит Сага, они и у меня в голове, только я научилась не давать им хода из моего рта. Загадочная лирика похоронной песни «Hollow Talk» группы «Choir of Young Believers», как мне кажется, описывает Сагу и то, как она пытается пробраться через запутанный мир чувств.

Trembling noises that come to soon.
Spatial movements which seem to you
Resonating your mask or feud.
Hollow talking and hollow girl Дрожащие шумы появляются слишком рано.
Тебе кажется, что движение в пространстве
Находит отклик в твоем притворстве
или враждебности.
Пустой разговор и глупая девчонка


Каждый раз слушая эту песню и видя знакомые кадры движения по Эресуннскому мосту, я словно возвращаюсь домой.

Сага — лучшее отражение меня, которое я когда-либо встречала в художественно литературе. Она — это то, что внутри меня, а не то, как я представляю себе других людей в моей жизни. Только будучи взрослой я осознала, что не все ведут монолог «Держи Зрительный Контакт»: так, хватит, теперь можно отвести глаза… слушай, что они говорят, мысленно представь ответ и приготовься высказать его, чтобы не возникло паузы в разговоре… теперь сделай это и постарайся, чтобы было не грубо и не странно. Иногда мне казалось, что я изучаю социальные правила так, как заложник приспосабливается к требованиям похитителя. У меня не было ни малейшей радости от постоянных наблюдений за окружающими и попыток понять, что и как надо копировать, дабы казаться нормальной. Но я делала это в начальной школе, и особенно много — в средней, ради того, чтобы хоть чуть-чуть уменьшить тот эмоциональный, а иногда и физический, вред, который могли причинить мне одноклассники за то, что я не могла вписаться. Да я никогда и не вписывалась. Это огромная цена за чуть менее тяжёлые поездки в супермаркет во взрослом возрасте и особенно за имитацию нейротипика, вовсе не помогающую мне с кем-либо сдружиться, поскольку затрачиваемые усилия так велики, что в итоге я кажусь холодной или фальшивой.

Сага не делает такого. Неясно, то ли аутизм проявляется у неё в иной форме, то ли просто она не та, кто чувствует потребность соответствовать, но я видела в ней все те части себя, которые подавляла в течение долгого времени.
на из причин моей любви к Саге — то, что я хочу видеть в художественной литературе ещё одну аутичную девочку или женщину («с очевидными чертами, даже если диагноз и не упомянут») помимо Тины Белчер и персонажа из романа, который пишет мой друг (его произведение точно изменит мир, когда будет опубликовано). Не то чтобы мне не нравилась Тина — я тоже была странной девочкой, сочиняющей фанфики. Теперь-то я не странный взрослый человек, говорящий вам, что если вы желаете поплакать, то фанфики про Сагу — самое оно. Вымышленные размышления о себе важны, но их недостаточно. Иногда хочется помечтать о себе в идеальном мире.

Белый, цисгендерный, гетеросексуальный мужчина без инвалидности может в любое время прийти в кинотеатр и увидеть в фильме персонажа, похожего на себя: некого мужчину с волевым подбородком и оружием, направленным на плохих парней. Люди других идентичностей не имеют такой возможности. И хотя мне удаётся полюбоваться некоторыми женскими героинями книг и шоу, они всё же кажутся мне представительницами похожего, но иного вида. И если я хочу увидеть аутичную женщину жёсткую и бесстрашную, внезапно проявляющую знания шумерского алфавита или языка жестов при расследовании дела, управляющую винтажным Porsche, иногда обескураженную, но никогда не сдающуюся в своих поисках и попытках остановить опасных людей, если я хочу аутичную героиню, то мой единственный выбор — Сага Норен.


Мне поставили диагноз «аутизм» вскоре после поступления в школу журналистики. Это был первый шаг к карьере, о которой я мечтала целую вечность. Такие новости как два ребра одной медали. С одной стороны, мои проблемы с социальными навыками были реальными и никогда не девались, но я стала свободна от постоянных попыток хоть как-то выбраться из них, с другой — мои проблемы с социальными навыками были реальными и представляли потенциально серьёзную угрозу разрушения моей жизни. Я задалась вопросом, стоит ли мне отказаться от обучения профессии, в которой работа строится на постоянном взаимодействии с людьми, и не слышно ни об одном работающем в этой сфере аутичном человеке. Я погуглила «аутичный журналист», надеясь найти примеры для подражания и советы, но в топе поиска было видео телепрограммы Onion, в которой аутичный журналист рассказывал о крушении поезда, но при этом говорил только о его технических характеристиках. Все мои амбиции, само моё существование были вот такой насмешкой.

Работа Саги тоже ориентирована на людей и казалось бы ей не подходит, но «Сага Норен, полиция Мальмё», как она сама себя представляет, добивается успеха. Коллеги ценят и уважают её. А в финале она побеждает преступника, хотя не без боли и потерь: таков уж «Мост» — там очень плохие вещи происходят почти у каждого персонажа. Думаю, есть одна вещь, отличающая Сагу от карикатурного облика аутиста, несмотря на явно выраженные черты.
а состоит в том, что Сага не подана в стиле Шерлока Холмса из одноименного сериала BBC, в котором забывчивость правил социального взаимодействия представлена как гротеск, но люди прощают персонажу эту особенность за сверхчеловеческие ум и наблюдательность. Я полагаю, что причина более редкой постановки диагноза девочкам в сравнении с мальчиками не в том, что аутизм у женщин действительно возникает реже, а в усиливающемся давлении, направленном на сокрытие наших отличий. Общество готово принимать и прощать многие причуды мужчин, но не женщин, которые в большинстве своём сознают с раннего детства, что мы вынуждены устраивать шоу. Увидеть в «Мосте» женский персонаж, которому позволено нарушать социальные ожидания, при этом не выставляя это как бедствие или выход за всевозможные рамки, — настоящий глоток свежего воздуха.

Сага — яркий и смелый человек, но её способности не выходит за пределы реализма и ограничены, потому что «Мост» предельно честно показывает те области, в которых она постоянно вынуждена испытывать напряжение. Когда Расмус, новый коллега Саги, не понимает, почему она не хвалит и не благодарит его, называет её «чрезмерно аналитический робот, лишённый каких-либо эмоций», вы видите боль на её лице. А когда её спросили, была ли сестра, которую она взяла под опеку, чтобы уберечь от матери, больной синдромом Мюнхаузена, подавленной перед самоубийством, Сага ответила: «Я не замечаю подобных вещей».


Она не единственная, да и не должна быть таковой, представительница аутичных женщин. И это не в последнюю очередь потому, что София Хелин, несмотря на усилия со стороны команды продюсеров придать ей негламурный вид (одевая её в одни и те же кожаные брюки и оливковую футболку), — очень привлекательная белокожая цисгендерная женщина. Конечно, это не отрицательные качества, но их не следует использовать, чтобы сделать отличия Саги более приемлемыми. Мы остро нуждаемся в вымышленных персонажах всего разнообразия аутичных людей в реальном мире, включая аутичных людей с разным цветом кожи, аутичных ЛГБТ-людей и аутичных людей с другими инвалидностями.

Но в то же время аутизм Саги — её сильная сторона, особенно применительно к работе в полиции. «Мост» — сериал, в котором много внимания уделяется вопросу, что значит быть этичным и эффективным полицейским. И в отличие от других фильмов и мнений реальных работников полиции в нём утверждается, что одно неотделимо от другого. Мартин, датский партнер Саги в первых двух сезонах, иногда прибегает к насилию. Хенрик, её второй датский партнер, принимает наркотики, которые он покупает у гангстеров, чтобы справиться с болью от исчезновения жены и дочерей. Расмус проводит собственное расследование без разрешения и подделывает полицейские документы, чтобы сокрыть это. В другом сериале один из этих людей был бы героем или антигероем. Но в «Мосте» их действия в лучшем случае бесполезны и в худшем случае наносят существенный вред.


Сага никогда не прибегает к какой-либо форме насилия или коррупции. Правила — всё, чем она руководствуется. «Он сделал хорошее дело, но сделал это неправильно», — говорит она о Расмусе. Это то, под чем и я могу подписаться. Во время учёбы в школе я не ходила в один из туалетов для девочек, несмотря на то что мои одноклассницы пользовались им. А всё потому, что я когда-то раз услышала, что он предназначен для девочек шестого класса. Я всегда воспринимала своё основанное на правилах мироощущение как нечто сковывающее и ханжеское. Безусловно, подчиняться без вопросов правилам, заданными другими людьми, не всегда положительная черта характера. Но Сага изменила это мироощущение в хорошую сторону. Она успешна благодаря аутизму, а не вопреки ему. Она отказывается срезать углы и медленно, но настойчиво добивается правды.

Ещё один из хороших аспектов изображения Саги, как я его понимаю и верный для аутизма, это то, что у неё есть эмпатия. В самом деле, несмотря на кажущуюся недружелюбность, иногда она понимает больше, чем люди вокруг неё. Пятый эпизод первого сезона по-настоящему показывает её характер. В этом эпизоде Мартин изменяет своей жене Метте и бьёт психически больного свидетеля, когда тот не смог им помочь в идентификации серийного убийцы. А Сага вызывает у свидетеля сострадание к сбежавшему подростку, чтобы убедить его дать показания. В другом эпизоде Сага резко говорит няне детей Мартина, что он и Метте «наймут другую няню», когда она уйдёт. Это оказалось вовсе не шуткой: Сага была против няни, потому что поняла — у той синдром Мюнхаузена.


До тех пор, пока общество, в том числе и люди, создающие потребляемые нами медийные и культурные продукты, не перестанет бояться аутизма и не примет его как один из фактов человеческого существования, Сага Норен — всё, что у меня есть, единственный вымышленный персонаж, дающий мне надежду, что я могу гордиться теми сильными сторонами, что даёт моё состояние, бороться с трудностями и жить той жизнью, которую я сама для себя желаю.

http://www.aspergers.ru/node/361

Источник: asdforum.ru

     «МОСТ» (Швеция, Дания, 2011-2015, 3 сезона).
     Несколько лет назад об этом сериале говорили все и везде, и смотреть его следовало хотя бы потому, что каждому социально адаптированному человеку нужно вклиниться в беседу и вложить туда свои пять копеек. Но сейчас фанатизм поутих и мода прошла. Фильм, между тем, обзавёлся несколькими премиями и номинациями и продлился на 3 сезона. И больше, как кажется, не будет, потому как продлевать там больше нечего.

      Во вкусный «суповой набор» (аж ложка стоит!) фильма «Мост» входят:

1) Стереотипы и ходульные приёмы американского кинематографа: 

— Концептуальные убийства, убийства «по системе»: убить, чтобы иллюстрировать семь смертных грехов, например. И забавно, и якобы умно, и развлекательно, и поучительно.


— Наличие хитроумного и всесильного убийцы, воспарившиего над системой и поставившего на уши всю страну. Он может всё, и ни у кого не должно возникать вопросов, как он это делает. Убивает же он пачками. Зритель счёт теряет…

— Группа экзотических террористов из какой-нибудь параллельной реальности (сектанты, экстремисты, чокнутые леваки, оголтелые экологи и т. п.), за спинами которых стоит циничный гад какой-нибудь или компания гадов. И эти гады глубоко законспирированы.

— Ещё человечеству угрожают эпидемии всякие, вирусы, бациллы и специально изобретённое биооружие. Но полицейские и хорошие учёные в целлофановых одеждах спасут человечество.

— Полицейские-супермены всегда на посту. В них стреляют-стреляют, а они поднимаются и прямо с пулями в животе давай догонять преступников! И догонят же!

— Интернет-садизм с умирающими в прямом эфире узниками: «сделайте то-то, и жертва будет спасена».

— Извращенцы в масках должны быть (а американцы привыкли к тому, что маски обязательны как для положительных героев, так и для сволочей всех мастей). В этом фильме маски шикарные.

— Условность показанного мира или специально обыгранная условность реально существующей местности, эдакая смесь Готэма с Нью-Йорком, городок Твин Пикс или нечто похожее.


     Ах, как подошли к этой схеме датский Копенгаген и шведский Мальмё, соединённые Эресуннским мостом-тоннелем! Мост — это главная метафора фильма. Герои шныряют туда-сюда без остановки: вот они в Швеции — вжик! — они уже в Дании. Мир, нации и государства иллюзорны… Вся жизнь — дорога… Мы зависли… Мир цивилизации хрупок…  Нас соединяет лишь ниточка тоннеля… Какое красивое глубокомыслие! «Движение — всё, конечная цель — ничто», «Два мира — два Шапиро», «…Что наша жизнь? — Шоссе, / Шоссе длиною в жизнь…». (Американцы в своём ремейке свели на мосту американку и мексиканца).

— Два героя-антипода. И и этот приём очень хорош в детективных историях, где обычно действуют полицейский и его напарник.

— Толерантность (всякая). В команде полицейских обязательно должна быть девочка, а желательно — много девочек! И обязательно на стороне добра должен быть какой-нибудь странный, но неопасный герой — например, аутист, не склонный к насилию, или социопат-философ. Идеальные герои давно не в моде, каждый положительный герой должен быть с придурью или дефектом личности.

     Без гомосексуалистов и лесбиянок тоже никак нельзя обойтись. Если нет рядом гомосексуалиста и лесбиянки — всё, жизнь прошла зря!  Для драматизма и щекотки в сюжет фильма можно добавить инцестников или аналогичных персонажей. И в этом сериале — каждой твари по паре.

— Большое количество сюжетных линий и группок людей, которые связаны друг с другом, но как  и зачем — понять можно лишь в конце или вообще понять невозможно. И на протяжении всего сериала зрителю показывают такой калейдоскоп: семья А, семья Б, семья В, семья Г, пара Д, пара Е, пара Ё, компания Ж, компания З, рабочий коллектив И, коллектив Й, группы К, Л, М, Н… А зачем? Это же не «Война и мир» со всемирным и всероссийским охватом проблемы! А просто — чтобы были и тянули время.

— И многое-многое другое, вплоть до фразочек и отдельных сцен, стоит только присмотреться!

2) Стереотипные и мифологические представления об условной Скандинавии, которые может проглотить публика любой страны мира:

— Скандинавия — это темно и холодно, это где-то у чёрта на куличках, и там люди в мехах и шерстяных изделиях.

— Там говорят на непонятных языках. ( В этом фильме попеременно говорят на шведском и датском).

— Там есть и беленькие, и чёрненькие, как солистки «АВВА».

— Там есть и добряки типа Карлсона, и жёсткие целеустремлённые люди, произошедшие прямо от викингов, которые, как известно, таскали свои лодки на руках через всю Европу.

— Это место, из которого так и лезут извращенцы всех мастей, человеконенавистники и латентные фашисты.

     Да, надо как-то продать ту новость, что скандинавские страны пережили какую-то странную «мягкую оккупацию» со стороны 3-го Рейха и, по всем признакам, разделяли идеологию расизма-фашизма и даже делали это с энтузиазмом. Но немцы отмылись: «Это Гитлер виноват! Он нас обманул!», а скандинавы припозднились. Пора впихнуть эту свою национальную особенность в массовую культуру и обыграть её каким-нибудь анекдотцем. Детектив подходит.

— Однако ж, Скандинавия — это место, освящённое универсальной западной культурой, и там, как и у американцев, есть шикарное и свободное государство и обалденная по своим возможностям полиция; она-то и поборет всех упырей, плодящихся в этом болотном климате.

     Если кратко, то схема этого скандинавского фильма такова: Карлсон + беленькая из «АВВА» + гады-сволочи-фашисты с красивыми арийскими личиками и извращённым пониманием ценностей западной цивилизации.

     Начинается эта история так: на Эресуннском мосту обнаружили распиленную пополам женщину, и одна её половина лежала на шведской стороне, а другая — на датской, а разрез тютелька в тютельку приходился на линию границы.

     От датской полиции прибыл Мартин Роде (Ким Бодниа), зрелый мужик с недельной щетиной, циник, раздолбай, любитель жизни и ценитель всех её подарков, бабник, отец пяти детей (и ещё на подходе), юморист, приколист, бытовой философ, немного уставший от жизни эпикуреец. Короче, «мужчина в самом расцвете сил».
     А с шведской стороны примчалась Сага Норен (София Хелин).
     И эта Сага —  главное шоу сериала. Она больная на голову. Что там у неё — не разобраться: американские психиатры, заботясь о расширении рынка своих услуг и подзуживая государство к бюджетным тратам на специальные программы, ввели скользкое понятие «аутизм». Специалисты иных стран утверждают, что туда запихнули несколько сот диагнозов: от незначительных проблем с социальной адаптацией до тяжёлых форм дебилизма. Американский кинематограф подхватил эту толерантную новацию и уже всем рассказал, что аутист — это «человек дождя» Дастин Хоффман, который умеет обманывать казино, да и вообще ниспослан, чтобы научить своего брата человеколюбию; что аутист Форрест Гамп с лицом Тома Хэнкса — это самый добрый человек на Земле, и от него много пользы, счастья и удачи.
    Сага — из той же компании, довесок к этой толерантно-клоунской традиции, уже сложившейся в американском кино. Кто-то подбросил в сеть идею о том, что у неё синдром Аспергера (это якобы разновидность того самого аутизма). Вообще-то, по описанию подходит. Но утверждать, что актриса играет медицинский диагноз, нельзя; а уж задаваться вопросом, есть ли медицинские ограничения для приёма  на работу в шведскую полицию, — вообще бессмысленно. Это же кино!
     У Саги — проблемы с социализацией. Она способна воспринимать лишь рациональную информацию: буквы, цифры, карты, прямой смысл слов. Чувства, эмоции, правила и условности человеческого общения ей неизвестны. Смысл шуток и ирония, формы выражения человеческого участия, эмоциональная близость — это не для неё. Синдром Аспергера сопровождается физической скованностью и неуклюжестью, и актриса изображает эту неуклюжесть, но лишь чуть-чуть и мило.

     И Сага получилась прелестной: эдакая курочка или канарейка, которая по-птичьи поворачивает голову и монотонно говорит-чирикает; шагающий и говорящий робот в образе красивой белокурой женщины; комедийная «дурочка из переулочка», но на ответственной должности и с пистолетом. Она механически, но очень активно занимается сексом, публично ковыряется в зубах и нюхает свои подмышки, сообщает всему коллективу, что у неё начались месячные… Идеальный рецепт героини, сваренной из толерантности, феминизма и склонности публики к смеху!
     (Не надо быть специалистом-киноведом, чтобы заметить, что Сага Норен очень похожа на героиню другого скандинавского киношлягера — Лисбет Саландер из сериала «Миллениум». Эти две чокнутые извращенки-феминистки — самые радикальные женские образы нашей с вами современности. Дальше просто некуда: фантазия тормозит юзом и заваливается!
     Обе предпочитают стиль унисекс. Обе — в кожаных штанах. Обе носят мужские ботинки на толстой подошве.
     Обе — это девочки-мальчики; своеобразный вызов мужскому миру: бей врага его оружием! Обе умеют стрелять и владеют бойцовскими приёмчиками.
     Обе сексуально свободны и активны; правда, Сага традиционна в своих предпочтениях, а Лисбет — бисексуалка.
     У обеих физические отметины: у Саги — шрам, у Лисбет — шрам и татуировки. У обеих периодически появляются ссадины, синяки, раны и переломы. Обе попадают в больницу в тяжёлом состоянии, но вскакивают через час-другой, потому как на них всё заживает как на собаках.  
     Женских доблестей — никаких (упаси боже марать светлые образы стряпнёй и вышивкой!); а дом каждой — это штаб-квартира и убежище.
     Обе — водители с форсом: у Саги — шикарный спортивный автомобиль, у Лисбет — мотоцикл и шлем.
     У обеих проблемы с психическим здоровьем. И причины этого коренятся в детстве: у каждой в семье были тиран и жертва (Зигмунд Фрейд по-прежнему любим кинематографистами и практикующими на дому психическими терапевтами).
     Обе — «вещь в себе»: они закрыты для общества и имеют проблемы с коммуникацией. Обе асоциальны, и оцениваются окружающими как психопатки, чокнутые, ненормальные и проч.
     Но самое главное, что девчонки — суперлюди. Их мозги работают как компьютер; и дерутся они так, что залюбуешься: двух здоровых мужиков положить им вообще ничего не стоит!
     А когда и Сага, и Лисбет суют палец под губу и одним и тем же жестом поправляют дёсны, то невольно в голову приходит мысль: уж не одна ли и та же это дамочка, только в двух версиях?
     Правда, известно, что Лисбет Саландер придумал Стиг Ларссон, написавший серию книг об оригинальной хакерше. И это позволяет думать, что образ Саги вторичен. Ясно одно: кинокомпании и телеканалы вступили в конкурентную борьбу за зрителя, работая в одном направлении — создании шокирующего женского образа. И на одном канале в 2010 году появилась Лисбет Саландер, а на другом год спустя — Сага Норен. И, если история про Лисбет уместилась в мини-сериал, то сага про Сагу заняла многие часы телеэфира. Так что анекдот про президента — женщину, лесбиянку, одноногую, чернокожую и больную СПИДом — воплощается вовсю, только набор «прелестей» варьируется).

     И этот ужас, залитый в экран, не позволяет отвести взгляд от экрана на протяжении одной-двух-трёх-четырёх серий подряд. Завораживает. Пугает. Заставляет реже дышать и экономить воздух.
     Что в итоге? Сериал очень неплохой. Это не шедевр, как стало ясно спустя всего пять лет после выхода первого сезона, но потратить на него время совсем не стыдно. Он затянет и понравится, если не ждать от него откровений и быть готовым к жанровым условностям.

     К чему же готовиться, чтобы не разочароваться, а почмокать-облизаться после просмотра?

— Это нисколько не реалистичная история. И это не Швеция и не Дания, а якобы Швеция и Дания. Работа полицейских — придумана, преступления надуманы. Всё утрировано и спрессовано. «Крутой», «накрученный» и «закрученный» триллер.

     А вот мост, дороги, тротуары, машины, дома, шведы и датчане — настоящие. Можно почерпнуть массу интересной информации. Например о том, что датчане считают шведов «тормозами», а шведы датчан — излишне свободными по части грехов и пороков. (Датчане, кстати, ближе к немцам, нежели ко шведам).
— И ритм кинодействия — скандинавский. Если у американцев каждая миникульминация высчитана, а к главной драматической кульминации подводят постепенно и увеличивая скорость действия, то здесь ритм разорван и непривычен: тянут-тянут-тянут, как и положено северным людям с северным темпераментом, потом взрыв эмоций, потом не пойми что, потом опять медленная «шарманка» часа на два, а потом вау-фактор. И вот эта непривычная «мелодия» действия — одна из главных притягательных неожиданностей: приходится перестраиваться и непрестанно удивляться.
— Фильм очень красив как шоу, как развлечение для глаз. Убрать картинку — и нет никаких эмоций и мыслей. Пустота. Включили — выключили. Рефлекс по Павлову. Это вам не «Братья Карамазовы» и не «Серая шейка»! Никого не жалко, а, напротив, интересно, как убьют и как найдут убийцу. И если по сюжету кого-то убивают, то, по всем законам американского кино, зрителя познакомят с этим персонажем, но полюбить его не дадут: ликвидации подлежат второстепенные и спорные в своих качествах персонажи. Странно, но личные драмы главных героев тоже не особо трогают. Это сериал не для души, а для щекотки нервов: в зрителя тыкают палочкой, чтобы вызвать физические и нервные рефлексы. (Но, с другой-то стороны и если быть честным, что важнее: что мне взгрустнулось или что у меня живот скрутило? Западные кинематографисты давно «крутят животы», а мы, отсталые, всё помним Льва Толстого с внутренними монологами князя Андрея…).

    Смотреть этот триллер — значит отдыхать. Сюжет там вообще не главное: иногда вообще видно, что разные куски сценария писали разные люди. Главное — движущаяся «картинка» и создаваемое ею впечатление. И здесь авторам фильма можно рукоплескать. Безусловно красива заставка и титры: там мост во всех ракурсах и в разное время суток, да ещё и в сопровождении печальной прелестной песенки. Профессионально и впечатляюще.
— Атмосфера фильма — жуткая, но не страшная, потому как киношная. А всем людям нужно попугаться чем-то искусственным, и страшилки любят не только дети. Особенно хороши первые серии первого и второго сезона, когда нагнетание ужаса и интриги идёт по восходящей.
— Прорыва в жанре детектива ждать не стоит. Когда в первом сезоне полицейские Мартин и Сага приблизятся к разгадке серии убийств, наступит разочарование. И это всё? А чего нагнетали? Посмешнее и пооригинальнее ничего не могли придумать? А русские зрители вообще увидят нечто знакомое: ну да, это же «Золотая мина» 1977 года с Олегом Далем и Михаилом Глузским! Точь-в-точь! Но в «Золотой мине» хоть всё объяснили, а здесь — нате вам злодея со стальным позвоночником и стальным блеском в глазах! Но не надо применять к этому фильму критерии реализма; это — комикс-шоу на основе детективной истории.

     Второй сезон тоже закончится смешным поворотом — коварные преступники пожелают переубивать министров Евросоюза, собравшихся на саммит в Копенгагене (вот кому сочувствовать в этой ситуации?). В конце второго сезона, кстати, не все ниточки сюжета свяжутся, и останется некоторое недоумение: я чего-то не понимаю или они чего-то не дописали?

     Но что удалось, так это неожиданное петляние сюжета и изменение концепции преступлений: серий 7-8 зрителя убеждают, что убийства затеяны вот для этой цели, а потом — опа-на! -оказывается, что всё совсем не так, и цель другая. Ну очень крутые повороты; зрителя даже заносит, как до этого — сценаристов.

— Думать, кстати, во время просмотра не надо. Это обманка и иллюзия, что надо думать и разгадывать. Правильные ответы и догадки возникают из таинственного мозга Саги. А там — неизвестно что, но что-то гениальное. Да и логичности в действиях полицейских не надо искать, там недодумок и ляпов предостаточно. Но это же не задачка по математике и не задание по формальной логике. Это — кино, и там показывают! А то можно грыжу заработать, напрягаясь и соображая: как герой в одиночку возвёл стену, заштукатурил, покрасил, и всё это успело высохнуть, если прошло-то всего несколько часов? Куда он следы ремонта убрал, в конце-то концов, если бригада полицейских весь дом обшарила, и только зоркая Сага нашла крошечки цемента? Как один человек смог несколько тяжёлых мешков уложить в такое неудобное место, да ещё и находящееся у всех на виду, да ещё и на охраняемом объекте? А надо просто понять: злодей — он может всё. И всё.

— Не надо усложнять себе жизнь и отгадывать, есть ли смысл в многолюдии и обилии сюжетных линий. Если говорить сдержанно и по делу, то экспозиция (знакомство с героями и их краткая характеристика) там затянута, а сюжетные линии путаются и обрываются. Как-то так. В первом сезоне один дядька будет ходить, ходить, пугать своими мохнатыми бровями, наводить на страшные мысли, а потом — раз!  — и исчезнет из поля зрения. Оказывается, он вообще к убийствам никакого отношения не имеет, и зачем он тут появился — неизвестно. Так, не пришей не пристебай. Во втором сезоне точно так же оттянет внимание девица-губошлёп с тайной в глазах. А один юноша, симпатичный такой, две серии будет вести насыщенную личную и общественную жизнь, а потом — чик! — и нету красавца. И никто его дальше по сюжету и не вспомнит: помер Максим, да и фиг с ним!

— Для написания диалогов, как известно, существуют отдельные люди. Они о сюжете не думают, для этого есть иные специалисты. Умный, обаятельный и опытный Мартин, беседующий с полоумной Сагой, — это очень занимательно! И очень часто они беседуют о любви, сексе и партнёрстве. Комизм и абсурд зашкаливают.
— Актёры, кстати, очень хорошие. Если кто и тронет сердце (а русским зрителям важно, чтобы сердце было задействовано), так это Ким Бодниа, создавший живой и глубокий образ Мартина — мужчины, который уже начинает подводить итоги своей безалаберной жизни. Эх, ему бы дядю Ваню сыграть или короля Лира!

     Ким Бодниа, кстати, отказался от участия в 3-м сезоне сериала. Умница какой! И со вкусом, видно, человек. Хотя всё может быть прозаичнее: он очень занятой актёр, и задействован в ряде популярных датских фильмов и сериалов. В «Убийстве» он тоже появится.
     Этот сериал — продукт для поглощения, красивый и вкусный продукт. Как пирожное или мороженое, или коктейль, или конфетки, или жевачка! А что потом, после проглатывания, происходит с этими сластями — не важно. Не будем же мы копаться и интересоваться. Было же вкусно и здорово! Время провели, кофе попили, дали отдохнуть ногам и шапочку к зиме связали.
     А шить-вязать-вышивать во время просмотра можно? Можно, конечно. Несколько серий можно посмотреть внимательно, чтобы «вклиниться» в сюжет, усвоить стилистику подачи материала, познакомиться с героями. А потом можно занять руки. Второй и третий сезоны так и надо смотреть — вполглаза. Предупреждение: 3-й сезон — оглушительно провальный. Лучше вообще не смотреть, тем более что он начинается так: находят труп 50-летней женщины, едут к её официальной жене, выясняют, что погибшая — героиня и борец за равенство, поскольку она открыла первый в Швеции «гендерно-нейтральный детский садик» (там детей называют «оно» что ли? платьица запрещают? или что?). А у этой 50-летней лесбиянки один сын — уже лысый,  а другому четыре годика…

     Надо найти такой вариант фильма, в котором за Кима Бодниа говорит наш актёр с хрипловатым голосом. Он очень хорошо играет интонациями, бережно относясь к колоритному датскому актёру и его герою. И девушка, которая говорит за Сагу, тоже «попадает» в характер героини.

     P. S. Если что-то глубокое и останется после этого сериала, то это мысль  «Дашожтакое? Куда котится этот мир?».  Где-то удалось прочитать, что такие абсурдные произведения с высосанными из пальца преступлениями появились в Скандинавии неслучайно: эти страны, якобы, настолько благополучны, что нормального преступления днём с огнём не найдёшь! Ага, если не читать новостей и не знать, что милейшие толерантные шведы сожгли уже несколько пунктов по приёму беженцев… Но кино идёт своей дорогой, перпендикулярной реальной жизни.

      Кстати, про Эресуннский мост. В этом «белом» фильме, то есть фильме о белых и для белых, мост был символом взаимодействия датской и шведской культур. Но через этот мост в 2015 году пошли в шведский рай так называемые «беженцы», и Мальмё превратился в импровизированный лагерь «новых шведов» из Африки и Ближнего Востока. Мило. И чрезвычайно интересно.

«МИЛЛЕНИУМ» (Швеция, 2010).

     Это мини-сериал. Всего 6 серий и 3 истории. Три истории — это три романа Стига Ларссона: «Девушка с татуировкой дракона», «Девушка, которая играла с огнём», и «Девушка, которая взрывала воздушные замки». Эти романы составили трилогию под общим названием «Миллениум». (Там какая-то тёмная история. Ларссон заключил договор на издание трёх романов. Успел написать два и умер. Эти два были изданы как три, и название первого романа было изменено. Возник конфликт между его юридическими наследниками и «идейными» наследниками — братом и отцом, соответственно, и женой-соратницей. С согласия брата и отца Давид Лагеркранц написал продолжение «Девушка в паутине». Но и вдова не унимается: заявляет, что она лично будет писать продолжение. Короче, уже не важно, что там написал Стиг Ларссон; главное — продаётся и бренд, и продукция).

     При чём здесь миллениум, конца света что ли ждут? Нет, так называется журнал, в котором работает выдающийся и симпатичный журналист Микаэль Блумквист (Микаэль Нюквист). Он занимается разоблачением коррупционеров, лжецов, воров и прочих нехороших людей в среде шведской элиты и здорово в этом преуспел. Блумквист — не супергерой, а городской плейбой, обаяшка и представитель передовой думающей интеллигенции. Левак, конечно. Социалист, антифашист и борец за гендерное равенство.
     Начинается там так: Микаэля Блумквиста нанимает на работу миллиардер из первой пятёрки шведских миллиардеров, который живёт на отдельном острове и который 40 лет назад потерял из виду свою племянницу. А ему срочно, прямо до зарезу, понадобилось её отыскать. Жить, говорит, не могу без любимой племянницы, хоть ей уже 60, а не 20! Люблю, говорит, только её, потому как все остальные в моей семье — фашисты. Девушка-хакер Лисбет Саландер из компании, занимающейся вопросами безопасности, предварительно взломала компьютер Микаэля и всё о нём узнала, хитрая такая. Микаэль говорит миллиардеру: я, на минуточку, — звезда национальной журналистики, а не какой-то там детектив, да ещё и по найму, я достоинство имею! А миллиардер, который всё о нём уже знает из досье, собранного Лисбет, отвечает: у тебя в кармане вошь на аркане, а я тебе заплачу и тебя озолочу, только найди мою обожаемую племянницу! Я уже все средства испробовал, и во всей Швеции остался только ты…
      В общем, пересказывать это невозможно — мозги вскипят. Но уже ясно, что это не роман в традиционном для XIX-го и XX-го века понимании. Это — комикс, но с буквами, или криминальное фэнтези, или «крутой» детектив с элементами бреда, или нечто подобное, чему нет названия. Но с прогрессивными левыми идеями.

     Можно зауважать Стига Ларссона и сказать «Стиг Ларссон — голова!», ведь он придумал вот такую мозговыносящую сюжетную линию (одну из многих в этих романах): бывший советский разведчик из ГРУ с фамилией на -ко предал своих и сбежал в 70-е годы в Швецию; он — такая сволочь, прямо сволочная сволочь, и это помогло ему без труда развратить государственный аппарат Швеции и под прикрытием шведских чиновников заняться всем, чем принято заниматься злодею: торговлей оружием, рэкетом, крышеванием бизнеса, наркоторговлей, организацией проституции и т. д. Но это ещё не всё!!! Этот субъект — секс-гигант и генетический феномен: он наплодил по всей Европе чуть ли не десяток детей со сверхспособностями! Один ребёнок, например, имеет фотографическую память, а другой, двухметровый амбал, не чувствует боли… Уф! Но что-то сдерживало фантазию Стига Ларссона, и никто из детей бывшего ГРУшника всё-таки не левитировал и не переносился во времени. Ах, уж эти ГРУшники! И ах, уж эти сказочники!

     Теперь, когда стали понятны жанровые особенности этого опуса и одноимённого фильма, то можно порассуждать.

     Главное достижение сериала — это образ Лисбет Саландер. Когда девочки мечтают, они хотят быть феями и принцессами. И Лисбет Саландер — это фея и принцесса 2000-х.
     Лисбет — компьютерный гений, хакерша; а кто владеет информацией — тот владеет всем (это раньше всем нужны были почта, телеграф и мосты). Взломать она может всё, а информацию считывает с экрана прямо за секунды. Хочет что-то узнать — пожалуйста, хочет денег (конечно, со счетов преступников, а не приличных людей) — пожалуйста! Она занимается боксом и качается. Но качком девушку-мечту сделать нельзя, и Лисбет наделили идеальным малюсеньким тельцем весом 40 кг. Она умная, как целая Академия наук. И военный штаб не способен с ней соревноваться, если дело идёт о планировании хитроумных операций.

     А свободная какая, эта Лисбет Саландер! Никаких женских одёжек и ничего специфически женского, что всеми презирается и над чем принято смеяться! Лисбет упакована в чёрную кожу, на шее — железяки, во многих частях тела — тоже железяки. Волосы крашены в иссиня-чёрный. На всю спину — дракон с зубами. Косметика — как у гота или персонажа на Хэллоуин. Спит с кем хочет и когда хочет. Мужчин ненавидит как источник насилия и способна так расправиться с обидчиком, что вызывает зависть у миллионов женщин, не обладающих такой сверхсилой и фантазией. Это мечта какая-то, честное слово! А расправляется она с врагами-мужчинами весьма изобретательно: с помощью электрошокера, с помощью бензина, с помощью пистолета, с помощью мотоцикла, с помощью железной палки, с помощью бейсбольной биты, с помощью топора, с помощью машинки для татуировки, с помощью фаллоимитатора… Вот сковородой по башке она не пробовала. Упущение.
     Вся Швеция, весь государственный аппарат, все злобные мужики на неё ополчились, а она всё равно выходит победителем. Это раньше девочки мечтали о замужестве, а Лисбет Саландер подарила им другую мечту — ни от кого не зависеть и хоронить своих обидчиков под толстым слоем земли.
     Можно долго перечислять доблести Лисбет, но понятно главное: то, что ещё недавно считалось социальной, сексуальной и психической аномалией, теперь позиционируется как доблесть, красота, идеал и норма.

     Лисбет, конечно же, — это героиня романа-комикса, и ничем не отличается от какой-нибудь Невидимой Леди, Женщины-Кошки, Джины Грей, Супергёрл или Чёрной Вдовы. Но что-то в ней есть настоящее, что-то из глубин тёмного женского подсознания… Желание мести и реванша, которое точит женский ум и женскую душу что ли («я его, гада такого, поймаю и в порошок сотру, голову оторву, пасть порву и моргалы выколю! пусть живёт, пока мы не встретились!»)? Вот так посмотришь на чёрную Лисбет и подумаешь: а, может, те писатели, что написали Библию, были правы, и женщин надо ограничивать и держать дома на привязи, а то такая вот Лисбет освободится, перекалечит всё мужское население и снесёт до основания политическую-экономическую-идеологическую систему? И как жить?

     Короче, Лисбет — это такой маленький девичий-женский компенсаторный божок для нестабильных 2000-х в стабильных странах. Личные страдания Лисбет делают её защитницей всех угнетённых, а сверхспособности этой девицы превращают её в объект культа. Но только раньше с культом дело обстояло так: «из уст — в уста» и посредством пророков и проповедников; а теперь культ распространяется телевизором и компьютером.

     А одежда? Разве бывают богинечки в пирсинге и коже? А ничего особенного и экстраординарного в этом нет: европейские художники одевали Деву Марию и святых сообразно современной женской моде. Можно посмотреть европейские картины и скульптуры и убедиться, что именно так и было. Мадонна с декольте, рукавами-фонариками, шёлковыми лентами и закрученными локонами? Да-а-а.
     О сериале. Лучшая история — первая, «Девушка с татуировкой дракона». Режиссёр (Нильс Арден Оплев) и два сценариста (Расмус Хайстерберг, Николай Арсель) создали законченную, логичную, красивую, нервную и шокирующую историю. Сюжет, ритм, картинка, монтаж, свет, звук — всё работало на стилистику страшного нереалистичного комикса. А уж ужасов там — выше крыши!

      Потом режиссёр и сценаристы поменялись; да и второй роман Ларссона, если верить читавшим его, был нудным и графоманским. И сериал сначала провис, а потом и вообще закончился стилистическим и содержательным крахом. Лисбет лишилась всего, что создавало особенность и оригинальность её образа, — тайны. После того, как о её биографии рассказали во всех подробностях, да ещё и сто раз промусолили историю её бедствий, Лисбет в глазах зрителей перестала быть сверхженщиной и поблекла. Но прерваться всё равно невозможно, потому как надо же узнать, чем там всё закончилось.

     Неслучайно американцы сняли ремейк только первой части. Этот фильм называется точно так же — «Девушка с татуировкой дракона»(2011, режиссёр — Дэвид Финчер, в роли Блумквиста — Дэниэл Крейг, в роли Лисбет — Руни Мара). На первый взгляд, авторы этого фильма просто скопировали шведский вариант. Так зачем сняли? А чтобы на английском языке и на большом экране.

     Можно посмотреть два варианта. Оценки могут быть разными, но, как кажется, шведская Лисбет Саландер (Нуми Рапас) — гораздо обаятельнее американской версии этой героини, а шведский Микаэль Блумквист (Микаэль Нюквист) — интереснее Дэниэла Крэйга, за которым вечно будет стоять образ Джеймса Бонда и всё портить. Но всё зависит от личных пристрастий и индивидуальных вкусов.
     И если интересно, кто такие современные скандинавы и какие ценностные тараканы водятся у них в голове, то следует посмотреть шведский сериал. Чего там только нет! Фашисты, расисты, которые спрятались и не раскаялись; антисемитизм как предмет для осуждения и, одновременно, — как интересный повод для изобретательных убийств; сексуальные извращения всех мастей и расцветок; садизм сам по себе, садизм мужской, садизм женский, садизм семейный и наследственный; извращения на почве христианства и буквального понимания навязываемой им морали; тирания государства; карательная психиатрия; заговоры и какие-то секретные синдикаты; проститутки и их трупы; семейное насилие; пресловутые опекунские семьи… И это только начало перечня. В каждом кадре — бурление творческой фантазии и разоблачение пороков современного общества! Жесткач такой толерантно-освободительный.

    Оба фильма — и шведский, и американский — обзавелись номинациями, премиями, скандальной реакцией прессы (что и требовалось), широчайшим прокатом по всему миру. И вот уже кинокритики сквозь губу цедят: «Всем знакомый культовый дуэт Блумквист-Саландер»… Ну что ж, когда-то сознание будоражили пары Торвальд и Нора, Пьер и Элен, Лиззи Беннет и мистер Дарси, Джейн Эйр и Рочестер, Аглая и Лев Николаевич, поскольку дамы в этих дуэтах были передовые и норовистые, а теперь пришла очередь других персонажей.

     Лисбет Саландер уже живёт своей собственной жизнью. Стиг Ларссон умер, но другие авторы пишут новые романы про девочку-хакера (а что такого? продаётся же!). Выходят в свет комиксы про Лисбет с пистолетом и на мотоцикле. Ходят слухи, что Дэвид Финчер снимет-таки продолжение. Дизайнеры выпускают коллекции одежды для девочек, которые мечтают выглядеть как Лисбет и лупасить обидчиков.

     Скептики, эстеты и люди с образованием смеются, морщатся и сравнивают рекламу романов и фильмов про дуэт Лисбет-Блумквист с бизнес-пиаром бездарных и глупых книг Дэвида Брауна и таких же экранизаций. Циники вообще утверждают, что они знают места, где этих Лисбет — целый отряды. Женские колонии — называются эти места. А романтики вздыхают и думают в подушку, что современные героини не скачут на лошадях, а гоняют на мотоциклах, не страдают от домашней деспотии, а мучаются в психушках, не поражают собеседников начитанностью, а «шарят по сайтам»… А так — всё то же самое: нежная девушка и её борьба за счастье и благополучие. Ну садистка, ну лесбиянка, ну воровка… А кому легко?
     «УБИЙСТВО» / ПРЕСТУПЛЕНИЕ / FORBRYDELSEN (Дания, Швеция, Норвегия, 2007 —  …).

Источник: makarova444555.blogspot.com

Жевательный табак (снюс)

Жевательным называется бездымный цельнолистовой табак, содержащий соли, увлажнители и ароматизаторы. Он закладывается за щеку или губу и жуется, в результате чего быстро впитывается в слизистые оболочки и попадает в кровь. Человек при этом получает удовлетворение.

Снюс обычно приравнивают к жевательному табаку, но это скорее его разновидность, которая сейчас пользуется популярностью. Он выглядит как измельченная пудра, поэтому его правильнее назвать сосательным.

Изобрели жевательный табак в Швеции, откуда в начале 19 столетия его завезла в Россию компания Эттан. Лишь во второй половине позапрошлого века он стал известен в США.

Шведы первыми выяснили, что жевательный табак безопаснее для здоровья, чем курительный. Это подтверждают ученые, некоторые из которых даже заявляют о том, что при употреблении снюса человек продлевает свою жизнь.

Однако мнение шведских специалистов не разделяют их коллеги в других странах. На реализацию жевательного табака наложен запрет на всей территории Евросоюза, исключая Швецию и Норвегию, хотя его употребление абсолютно легально по всему ЕС. В России в 2015 г. были введены штрафы за продажу жевательного табака, но в интернете купить его до сих пор не составляет труда.

Главным производителем снюса до сих пор является Швеция. Он выпускается в общей упаковке или расфасованным по отдельным пакетикам. Как правило, чем меньше порция, тем выше в ней содержание никотина.

Популярностью пользуется жевательный табак с ароматизаторами и вкусовыми добавками — кофе, мятой, лаймом, лакрицей. Разновидностей снюса сейчас очень много, отчасти поэтому люди и проявляют к нему повышенный интерес.

На фото жевательный табак

Эффект и последствия от употребления жевательного табака

Эффект

Если при курении никотин из табака проникает в организм с дымом, то при жевании или рассасывании — через слюну, с которой быстро всасывается в слизистые и кровь. Снюс помещают обычно под верхнюю губу, где его держат от 5 минут до часа. Когда вкус или эффект ослабевает, его выплевывают, при необходимости заменяя новой порцией.

Когда никотин поступает в организм, человек ощущает расслабление, как и в результате курения. Одни жуют табак, чтобы бороться со стрессом и депрессиями, другие — для улучшения аппетита. За счет различных добавок слюна после снюса становится вкусной, и для усиления эффекта ее глотают.

Однако, если человек выбрал табак с высоким содержанием никотина, после проглатывания слюны он почувствует симптомы отравления:

  • головокружение;
  • тошноту;
  • рвотные позывы.

Поэтому в арсенале человека, употребляющего снюс, есть специальная плевательница. В нее сплевывают слюну, которую нельзя проглатывать.

Польза

Польза жевательного табакаУ жевательного табака есть свои плюсы и минусы. Некоторые его свойства действительно можно назвать полезными.

В отличие от сигарет, снюс:

  • ограждает людей от пассивного курения;
  • эффективнее снимает стресс;
  • помогает бросить курить.

Жевательный табак может пригодиться заядлым курильщикам, поскольку для получения порции никотина им не потребуется постоянно устраивать перекуры и отвлекаться от работы. Также снюс спокойно можно использовать в ресторанах, кафе и любых общественных заведениях, где сигареты попали под запрет. Сами курильщики нередко отмечают, что после перехода на жевательный табак они заметили улучшение своего самочувствия.

С другой стороны, снюс окружен множеством мифов, которые идут с его родины Швеции. Статистика показывает, что в этой стране действительно меньше людей страдает раком легких. Кроме того, Швеция — единственное европейское государство, в котором число курящих граждан снизилось до отметки менее 20% населения.

Эти статистические данные дают возможность утверждать, что жевательный табак — безопасная и даже полезная альтернатива курению. Многие также считают, что снюс улучшает мозговую деятельность, за счет чего повышается концентрация внимания и активизируется мыслительный процесс. По этим причинам жевательный табак становится все более популярным среди представителей молодежи, которые волнуются по поводу сдачи экзаменов или пытаются строить карьеру.

Кроме того, снюс вызывает очень сильную физическую зависимость, поскольку содержит повышенное содержание никотина. Если сигарету курят пару минут, то снюс держат за губой часами. Никотин в таком случае всасывается медленнее, поэтому оказывает более продолжительное действие на организм.

Бросить курить при помощи жевательного табака можно. Однако разовьется новая зависимость — к снюсу. Побороть ее будет непросто.

Вред и последствия

Вреден ли снюс? Исследователи утверждают, что жевательный табак провоцирует развитие ряда заболеваний:

  • болезней носоглотки;
  • рака желудка, простаты, кишечника;
  • потери чувствительности вкусовых рецепторов;
  • нарушений аппетита;
  • сердечных патологий:
  • гипертонии;
  • заболеваний зубов и десен;
  • атрофии мышц.

Употребляя снюс, человек не вдыхает токсичный дым. но все равно подвергает организм вредному воздействию.

Дело в том, что в жевательном табаке, как и в курительном, содержатся вредные вещества в высокой концентрации:

  • никотин;
  • канцерогены;
  • соль;
  • сахар.

Одна порция снюса содержит в 5 раз больше никотина, чем сигарета. Поэтому у людей, потребляющих жевательный табак, быстрее развивается привыкание, причем одновременно и физическое, и психологическое. Все это и является ответом на вопрос, вреден ли снюс.

Оздоровиться с переходом от курения к жеванию табака невозможно. В ходе экспериментов установлено, что от одной порции снюса организм получает столько же никотина, сколько от одной сигареты. Потребление двух пачек жевательного табака в неделю провоцирует тот же эффект, что выкуривание 1,5 пачек сигарет в день.

Многие производители сейчас выпускают снюс с низким содержанием никотина. Думая, что он абсолютно безвреден, его часто начинают пробовать подростки, чтобы испытать новые ощущения или казаться более взрослым и солидным в глазах сверстников.

По мере развития зависимости тинейджер начинает переходить на более крепкие сорта в надежде получить расслабление, которое он испытал в первый раз, но этого не происходит. В результате человек, наоборот, становится более раздражительным.

При попытке прекратить употреблять снюс развивается сильная никотиновая ломка.

Синдром отмены сопровождают неприятные симптомы и последствия:

  • агрессивность;
  • плохое настроение;
  • депрессия;
  • сильный стресс;
  • расстройства пищеварения;
  • нарушения ночного сна.

Кроме того, в составе снюса присутствует 28 канцерогенов, в том числе никель, радиоактивный полониум-210, нитрозамины. Все эти вещества даже в малых дозах провоцируют развитие раковых опухолей, а в жевательном табаке их содержание превышает все допустимые нормы. Научно установлено, что в снюсе в 100 раз больше канцерогенов, чем в пиве и беконе — мягко говоря, не самых полезных продуктах.

После всасывания в слизистые канцерогены из жевательного табака попадают в кровь, с которой разносятся по всему телу. Поэтому онкологический процесс может возникнуть не только в ротовой полости, но и в любой другой части организма. Чаще всего страдают желудок, кишечник, а у мужчин — еще и простата.

Предугадать развитие раковой опухоли невозможно — это зависит исключительно от особенностей конкретного организма. Некоторые могут употреблять жевательный табак годами без тяжелых последствий для здоровья. Однако снюс в разы повышает риск возникновения онкологического заболевания.

Повышенное содержание соли в снюсе может спровоцировать скачок артериального давления. Это создает риски возникновения болезней сердца и сосудов, а также гипертонии. В Швеции, на родине снюса, откуда распространяются мифы о безопасности его употребления для организма, эта вредная привычка является причиной более 5% сердечных приступов.

Высокая концентрация сахара в жевательном табаке приводит к стоматологическим болезням. Многие производители утверждают, что от снюса, в отличие от сигарет, не возникает кариес и желтый налет на зубах, а также не появляется специфический запах изо рта. Отзывы ученных говорят о том, что это всего лишь рекламный трюк.

Из-за постоянного жевания табака снижается чувствительность вкусовых рецепторов. Это приводит к расстройствам пищевого поведения. Человек теряет аппетит или же приобретает нездоровые пристрастия в еде, в результате чего у него нарушается пищеварение.

Кроме того, жевательный табак может вызвать атрофию мышц. Поэтому его употребление для улучшения результатов спортивных соревнований необоснованно.
Последствия употребления жевательного табака:

Популярные марки и производители

На современном рынке представлены различные виды снюса, которые производятся преимущественно в Швеции. Они различаются по крепости, составу, наличию или отсутствию вкусовых добавок. Некоторые компании выпускают даже снюс белого цвета, который позиционируется как инновационный продукт, изготавливаемый по уникальному методу.

Chew bags Oden’s

Жевательный табак OdensПод брендом Oden’s выпускается снюс премиум-класса, один из наиболее популярных в своем роде. Изготовитель — компания с мировым именем GN Tobacco.

Жевательный табак Odens бывает как рассыпным (потребитель сам определяет размер порции), так и расфасованным по пакетикам разного объема.

В составе снюса присутствуют следующие ингредиенты:

  • шведский табак;
  • очищенная вода;
  • соль;
  • ароматизаторы.

Производитель делает ставку на разнообразие вкусов табака, среди которых — лакрица, голубика, кола, яблоко, винтергрин и другие. Количество никотина в снюсе Oden’s варьируется от 8 мг/гр. до 22 мг/гр.

Epok

Снюс EpokСнюс Epok появился на рынке сравнительно недавно — в 2014 г. Его производит шведская компания Winnington A.B.

Главная особенность нового вида снюса — его белый цвет. Для его изготовления используется обычный коричневый табак, который обрабатывается по особой технологии. По утверждению производителя, таким образом снюс на 90% очищается от вредных примесей.

Несмотря на необычный цвет, по вкусу и эффектам жевательный табак Epok существенно не отличается от аналогов.

Его состав тоже стандартный:

  • шведский табак;
  • очищенная вода;
  • соль;
  • стабилизаторы;
  • ароматизаторы.

Снюс Epok выпускается в рассыпном виде и расфасованным по пакетикам разного объема. Линейка вкусов разнообразна: кофе, можжевельник, черника, мята, имбирь и другие. Крепость жевательного табака варьируется от 8 мг/гр. до 21 мг/гр.

Chesterfield

Жевательный табак ChesterfieldChesterfield — известный на весь мир бренд сигарет, права на который принадлежат американской компании Drummond Tobacco. Однако мало кто знает, что под этой маркой изначально выпускался именно жевательный табак, который приносил организации основную прибыль.

Сейчас снюс Chesterfield производит компания Swedish Match. В его составе содержатся следующие ингредиенты:

  • шведский табак;
  • очищенная вода;
  • соль;
  • увлажнители;
  • вкусовые добавки.

Производитель делает ставку на оригинальные вкусы табака разной крепости. Однако можно найти и ментоловый снюс Chesterfield. Как и аналоги, этот жевательный табак выпускается в рассыпном виде и расфасованным по порционным пакетам.

Источник: gidmed.com

Что это такое

Снюс — это шведский жевательный табак. Это бездымный продукт — для получения дозы никотина снюс не нужно поджигать, в отличие от обычных сигарет. Чаще всего это табачное изделие выпускается в расфасованных целлюлозных пакетиках, в зависимости от размера такого пакетика варьируется и содержание никотина: большее количество табака содержит больше наркотика.

Покупка снюса

Порцию снюса кладут под верхнюю губу и начинают посасывать (отсюда еще одно название — сосательный) в течение 5-30 минут. Начиная всасываться в кровь через слизистую, снюс попадает в организм практически мгновенно, и происходит это гораздо быстрее, чем при курении сигареты. В состав табачной порции входят также специальные добавки, направленные на то, чтобы улучшить вкус изделия и продлить срок хранения. Это различные ароматизаторы, соль, выступающая в качестве консерванта, и вода.

Для тех, кто увлекается снюсом довольно давно, существует и другая, нефасованная, форма. При употреблении этого вида табака человек может регулировать размер порции самостоятельно, увеличивать или уменьшать ее. Чтобы употребить шведский табак, необходимо взять произвольное количество смеси, сделать из нее комочек и разместить его под верхней губой. В такой ситуации никотин поступает в организм еще быстрее, чем при использовании целлюлозных пакетиков.

Принцип использования снюсаВне зависимости от того, какой форме отдается предпочтение, использованный снюс не нужно жевать или глотать — его выкидывают. В противном случае можно получить отравление и сильнейшее расстройство пищеварительной системы. А вот слюну, вырабатывающуюся в процессе сосания табачной порции, обычно проглатывают.

Снюс был известен в Европе уже в начале XIX века. В современном обществе он обрел популярность на волне законов о запрете курения в общественных местах, так как его можно употреблять без вреда для окружающих. Впрочем, в ряде стран продажа снюса запрещена на законодательном уровне из-за повышенного содержания никотина. Несмотря на то, что производители состава заявляют о снюсе как о гораздо более безопасной альтернативе обычным сигаретам, они все же сильно лукавят, умалчивая о том, насколько серьезные последствия для здоровья может вызвать шведский табак.

В чем опасность

В каком-то роде сигареты действительно вреднее, чем снюс. Стоит лишь вспомнить состав «табачной палочки», как сразу становится ясно, какой вред она наносит в первую очередь легким. Различные смолы, содержащиеся в сигарете и попадающие в легкие с дымом, отравляют организм не хуже основного действующего вещества — никотина. Табачные изделия, требующие поджигания, являются одной из главнейших причин легочных онкологических заболеваний. Именно на этом акцентируют внимание производители и распространители снюса, заявляя, что в этом кроется польза жевательного табака. Однако снюс опасен в другом отношении:

Рак ротовой полости - следствие употребления снюса

  1. Он содержит изрядное количество никотина, поэтому употребление такого табака очень быстро развивает никотиновую зависимость, которая со временем начинает подрывать жизненно важные системы организма, в том числе сердечно-сосудистую, вызывая различные патологии сердца и гипертонию. Этим проблемам способствует также и повышенное содержание соли в табачном изделии. В Швеции постоянное употребление снюса является причиной как минимум 5% всех случаев инфарктов.
  2. Тот же самый никотин, воздействующий непосредственно на ротовую полость курильщика снюса, вызывает различные язвенные поражения слизистой оболочки. Последствия этого отражаются на работе органов пищеварения. У тех, кто злоупотребляет снюсом, наблюдается быстрое ухудшение состояния зубов и десен, в некоторых случаях — атрофия вкусовых рецепторов языка.
  3. Кроме того, известны случаи, когда чрезмерное увлечение жевательным табаком приводило к удалению нижней челюсти и мышц шеи. Также до сих пор остается невыясненным вопрос, какова связь между употреблением снюса и возникновением рака полости рта и органов желудочно-кишечного тракта.

Многие врачи склоняются к тому, что постоянное использование этого табачного изделия существенно повышает риск онкологических заболеваний гортани, пищевода, ротовой полости и желудка.

Канцерогены, в повышенном количестве содержащиеся в снюсе, вместе со слюной могут попадать в организм и провоцировать рак простаты и кишечника.

Можно ли бросить курить с помощью жевательного табака

Утверждение о том, что снюс помогает бросить курить, можно считать очень спорным, так как этот вид табака содержит тот же самый наркотик, что и сигареты. Доводы злостных курильщиков о том, что они смогли отказаться от употребления сигарет, используя сосательный табак, сомнительны. Как известно, при отказе от курения первоочередное значение имеет желание бросить вредную привычку и некоторая доля самовнушения. Возможно, от сигарет действительно получится отказаться, но взамен придет другая не менее сильная зависимость — от снюса.

При попытке прекратить длительное употребление этого табака развивается синдром отмены. Последствия такого состояния не заставят себя ждать. Человек становится агрессивным, постоянно находится в депрессии, страдает от бессонницы и пищеварительных нарушений. Все это является признаками сильнейшей никотиновой ломки.

Таким образом утверждения о том, что снюс может являться достойной и безопасной заменой привычным сигаретам, не имеют под собой каких-либо веских оснований. Употребление такого табака вызывает стойкое привыкание, поэтому решение об использовании снюса должно быть взвешенным и хорошо обдуманным.

Источник: NeKuru.com


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector