Грех пьянства

Православие.Ru

О чревоугодии и пьянстве – грехах четвертого мытарства, о том, как поступать, если ближайшие родственники любят устраивать «праздники желудку», чей пример поможет укрепиться в воздержании, и о молитвах Божией Матери рассказывает протоиерей Олег Стеняев. 

«Продолжая путь, мы достигли нового мытарства, которое называется мытарством чревоугодия. Навстречу нам выбежали скверные духи, радуясь, что к ним идет новая жертва. Внешний вид этих духов был безобразен: они изображали собой разные виды сластолюбивых чревоугодников и мерзких пьяниц; несли блюда и чаши с яствами и разным питьем. Пища и питье по виду тоже были гнусны, походили на смердящий гной и блевотину. Духи этого мытарства казались пресыщенными и пьяными, они скакали с музыкой в руках и делали все, что обыкновенно делают пирующие, и ругались над душами грешных, приводимыми ими к мытарству», – повествует блаженная Феодора.

Грехи этого мытарства:

  1. Чревоугодие;
  2. Пьянство.

Чревоугодие и пьянство

Блаженная Феодора описывает, что, когда ее душа оказалась на этом мытарстве, бесы там были все пьяные: «Внешний вид этих духов был безобразен: они изображали собой разные виды сластолюбивых чревоугодников и мерзких пьяниц». Человек на мытарствах видит свои грехи в некоем воплощении. Конечно, ужасно увидеть свой грех со стороны. Если мы находимся в состоянии нераскаянного греха, мы можем в зеркале заметить, как меняется наше лицо: оно становится более мрачным; и в зеркале мы можем заметить, как наполняется наше лицо внутренним светом после Исповеди или Причастия.

Иногда мы смотрим на наших ближних и чувствуем, что у них что-то не так, что есть какая-то проблема, – произошло изменение в их внешности.

Как известно, грех воняет.

Один знакомый мне молодой отец рассказывал о своем двухгодовалом сынишке:

– От него всегда пахнет какими-то конфетами, ирисками, хотя ни мать, ни я ничего такого ему не давали.

– Чистая душа, – отвечаю я.

Блаженная Феодора описывает: «Пища и питье по виду тоже были гнусны, походили на смердящий гной и блевотину». Четвертое мытарство – это запах алкоголя, рвоты и испражнений. Ее душа все это запечатлела.


Эта проблема – чревоугодия и пьянства – касается подавляющего большинства мирян. Каждый государственный, семейный и даже церковный праздник превращается в повод для чревоугодия и пьянства. А ведь слово Божие учит: «Ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6, 10). И прежде всего мы, духовенство, должны решительно отказаться от этой пагубной привычки чревоугодия.

Апостол Павел говорил о мясной пище: «И потому, если пища соблазняет брата моего, не буду есть мяса вовек, чтобы не соблазнить брата моего» (1 Кор. 8, 13). Библия не запрещает употребление мясной пищи и вина. Но по причине соблазнов среди верующих апостол отказывается от мяса. А если говорить о спиртном, о пьянстве, то известно и очевидно, что вся Россия соблазнилась, «преткнулась» на этом грехе. Библия же категорично относится к проблеме пьянства (алкоголизма). Ветхий Завет дает одинаково негативную оценку как употребляющим спиртное, так и его изготовителям: «Горе тем, которые храбры пить вино и сильны приготовлять крепкий напиток» (Ис. 5, 22). Новозаветное отношение к пьянству тоже достаточно категорично. Сказано: «Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти» (Рим. 13, 13); и еще: «Но я писал вам не сообщаться с тем, кто, называясь братом, остается блудником, или лихоимцем, или идолослужителем, или злоречивым, или пьяницею… с таким даже и не есть вместе» (1 Кор. 5, 11).


Собственно, противоположностью пьянства является правильное прославление Бога (Православие): «И не упивайтесь вином, от которого бывает распутство; но исполняйтесь Духом, назидая самих себя псалмами и славословиями и песнопениями духовными, поя и воспевая в сердцах ваших Господу» (Еф. 5, 18–19). Сын Божий учил, что пьянство отягощает наше сердце и подвергает опасности душу: «Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объедением и пьянством и заботами житейскими, и чтобы день тот не постиг вас внезапно» (Лк. 21, 34).

Из всего вышеизложенного мы должны сделать единственно возможный правильный вывод: пьянство и христианство – понятия несовместимые. «Ибо спящие спят ночью, и упивающиеся упиваются ночью. Мы же, будучи сынами дня, да трезвимся, облекшись в броню веры и любви и в шлем надежды спасения» (1 Фес. 5, 7).

Но как научиться умеренности в пище, трезвому образу жизни в том порой строптивом окружении, в котором мы живем, работаем и существуем? Как поститься среди общего непощения, когда и дома, где мы живем, и на работе все едят скоромное? Сказано: «Мы знаем, что мы от Бога и что весь мир лежит во зле» (1 Ин. 5, 19); и еще: «И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1, 5).


«Во дни Навуходоносора произошло пленение Израильского народа, и тысячи евреев оказались в плену, среди язычников. Вавилонская империя была огромной и мощной. Это было государство, где в течение долгих веков поклонялись многим богам. Формируясь тысячелетиями в Междуречье, эти культы ко дням Навуходоносора достигли своего апогея, полноты своего развития. Среди пленников, уведенных из земли Израильской, были четыре мальчика: Даниил, Анания, Мисаил и Азария – верующие, благочестивые отроки. В связи с тем, что их наружность была очень привлекательна (это были красивые отроки, крепкие и сильные), царь Навуходоносор берет их к себе во дворец, чтобы здесь они росли, получали образование, воспитание и затем стали бы его слугами…

Царь дает приказ отобрать не просто отроков, не просто “красивых видом”, не просто “понятливых для всякой науки, и разумеющих науки”, но таких, чтобы они были “рода царского и княжеского” (Дан. 1, 3–4), чтобы у них было славное происхождение, чтобы потом превратить их в халдеев, в “жителей Вавилона”, которые смогли бы представлять интересы язычников среди самих израильтян. Но для того, чтобы использовать сих отроков в своих далеко идущих интересах, вавилоняне решили перевоспитать, переделать и изменить их…


И вот что мы видим: сих четырех мальчиков поместили между другими отроками и юношами, которых воспитывали при дворце царя Навуходоносора. В этом дворце о царских отроках очень заботились: их одевали в красивые одежды, кормили, им давали самые изысканные кушанья, вина, все делали для того, чтобы они были здоровыми, крепкими и красивыми, получили блестящее воспитание. Но с отроками израильскими возникла очень серьезная проблема – они отказались вкушать пищу с царского стола, которую язычники пытались им навязать вопреки Закону Господню: “Сущий в них Дух Христов… Он предвозвещал” (1 Пет. 1, 11) – им, ветхозаветным людям, – что “сей же род изгоняется только молитвою и постом” (Мф. 17, 21). И они старались не иметь общей трапезы с язычниками, так как общее застолье заканчивается для многих общими грехами и пьяным беснованием, а воздержание в пище – мать всех добродетелей. Пророк Осия говорит о нечестивых застольях: “Будут есть, и не насытятся; будут блудить, и не размножатся; ибо оставили служение Господу. Блуд, вино и напитки завладели сердцем их” (Ос. 4, 10–11). Но язычники пытались как-то объяснить, обосновать, почему отрокам надо есть царскую пищу, которой те боялись оскверниться, пить вино; они говорили: ведь иначе юноши будут худые, лица их будут тощими, они будут некрасивые, нездоровые, будут плохо учиться. Мир всегда находит оправдания для своих грехов, находит потому, что ищет их, а ищет – потому, что “люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы” (Ин. 3, 19).


Застолья для многих людей являются смыслом их жизни. Стол, наполненный яствами, на котором дымится мясо, пахнут свежестью салаты и пенится вино, радует глаз всей веселой компании, собравшейся на пиршество. Но всякий раз, когда нас приглашают на такой “праздник живота”, мы должны спрашивать себя: зачем и для чего мне садиться за этот стол? Что больше всего привлекает меня здесь?

Никогда не надо бояться говорить слово “НЕТ”. Святые отроки Даниил, Анания, Мисаил и Азария не боялись говорить это слово. Многие, особенно молодые, христиане из чувства ложной скромности не решаются ответить отказом в частности тем, к кому юным верующим и подходить неприлично. Мы должны понять, что наш мир разделен на своих и чужих, и хотим мы или не хотим этого замечать, но это именно так. Святые отроки, о которых мы читаем в Книге Даниила, не просто понимали это, но жили этим…

Святитель Иоанн Златоуст учил: “Да будем все едино тело, да будем все братия. Ибо доколе это разделяет нас, дотоле и отец, и сын, и брат, и кто бы то ни был – для нас еще не истинный сродник наш, так как он отделен от сродства горнего. Да и какая польза быть соединенным родством бренным, когда мы не соединены сродством духовным? Какая прибыль от близости на земле, когда мы чужды друг друга на небесах?”[1]


И тогда Даниил обратился с предложением к Амелсару, которого начальник евнухов приставил к отрокам: “Сделай опыт над рабами твоими в течение десяти дней: пусть дают нам в пищу овощи и воду для питья, и потом пусть явятся перед тобою лица наши и лица тех отроков, которые питаются царскою пищею, – и затем поступай с рабами твоими, как увидишь” (Дан. 1, 12–13).

Отрок Даниил был очень разумен: он понимал, что если во славу Божию, во исполнение заповедей Господних люди воздерживаются от какой-нибудь пищи, то Господь позаботится о здоровье этих людей. И Даниил предлагает евнуху: разреши нам десять дней не есть ваше мясо – мы не будем вкушать запретное; разреши, в течение десяти дней мы будем есть только овощи и пить только воду, а потом приведи нас, посмотри на наши лица и на лица тех, кто объедается мясом, сравни – и ты увидишь, какая разница между нами. И евнух послушался их в этом и испытывал отроков десять дней. “По истечении же десяти дней лица их (тех, кто постился. – прот. О.С.) оказались красивее, и телом они были полнее всех тех отроков, которые питались царскими яствами. Тогда Амелсар брал их кушанье и вино для питья и давал им овощи” (Дан. 1, 15–16). Так Господь постыдил этого евнуха и показал ему, что если люди что-то делают ради Бога, то Бог их не оставляет»[2].

 


Мытарство 4-е. Фрески Рыльского монастыря, Болгария. Фрагмент

Мытарство 4-е. Фрески Рыльского монастыря, Болгария. Фрагмент

Правила святых Апостол по данному вопросу не оставляют сомнения – Церковь решительно противостоит этому пороку: «Епископ, или пресвитер, или диакон, игре и пьянству преданный, или да престанет, или да будет извержен» (Правило 42-е); «Иподиакон, или чтец, или певец, подобное творящий, или да престанет, или да будет отлучен. Так же и миряне» (Правило 43-е). Необходимо именно «престать» (перестать) предаваться этому болезненному пороку. О связи пьянства с другими пороками писал святитель Тихон Задонский: «От страсти бывает пьянство в том, кто сердце свое имеет страстями наполненное: всегда пьян есть, кто злобу на ближнего, кто сердце скверных похотей, сребролюбия и прочих наполненное всегда имеет. От сего пьянства истрезвится, кто, оставив страсть, покается»[3]. В Православии чревоугодие считается одним из семи смертных грехов.

Святитель Василий Великий писал, предупреждая об опасности греха чревоугодия: «Если будешь владеть чревом, то станешь обитать в Раю, а если не овладеешь им, то сделаешься добычей смерти»[4].


Чревоугодие не существует без сопутствующих грехов, таких как пьянство, жадность, леность, сластолюбие и блуд. И любой грех имеет свою «иерархию», зная которую человек может успешнее вести борьбу с тем или иным пороком. Выстроим правильную стратегию борьбы с названными грехами. Что и чему мы можем противопоставить?

Чревоугодию – пост;

пьянству – трезвение;

жадности – благотворительность;

лености – труд;

сластолюбию – неприхотливость;

блуду – бракосочетание либо обет безбрачия (монашество).

Святитель Иоанн Златоуст учит: «Чревоугодие делает ум тупым, душу – плотскою, оно ослепляет и не позволяет видеть»[5]. Действительно, многоядение не способствует умственной и духовной деятельности, но, расслабляя тело, делает его открытым для каких угодно страстей. Что и подтверждает авва Фалассий: «За чревоугодием следует блуд»[6]. Имеется в виду не только плотской, но и блуд ума. Неслучайно кришнаиты и харизматики в формате «Альфа-курс», прежде чем начать обработку новичков, сначала обильно их кормят. Похоже, что, когда работает желудок, разум отдыхает.


Оканчивая описание четвертого мытарства, блаженная Феодора поведала следующее: «Указали мне и на то, когда в воскресные дни случалось мне выпить прежде святой Литургии, и многое тому подобное указывали они мне из моих грехов по чревоугодию и радовались, уже считая меня в своей власти, и намеревались отвести меня на дно ада; я же, видя себя обличенной и не имея ничего сказать против них, трепетала. Но святые Ангелы, заимствовав из сокровищницы преподобного Василия добрые дела его, покрыли мои грехи и изъяли из власти тех лукавых духов. Видя это, они подняли крик: “Горе нам! Пропали наши труды! Исчезла наша надежда!” – и начали пускать по воздуху свертки, где были написаны мои грехи; я же была рада, и затем мы беспрепятственно пошли оттуда. Во время пути к следующему мытарству святые Ангелы вели между собою беседу. Они говорили: “Поистине великую помощь получает эта душа от угодника Божия Василия: если бы его молитвы не помогали ей, большую нужду пришлось бы ей испытать, проходя воздушные мытарства”».

Значение молитв Божией Матери в прохождении мытарств

В окончании четвертого мытарства мы находим слова Ангелов об угоднике Божием Василии Новом; ангелы говорили, рассуждая между собой: «Поистине великую помощь получает эта душа от угодника Божия Василия: если бы его молитвы не помогали ей, большую нужду пришлось бы ей испытать, проходя воздушные мытарства». Здесь мы и отметим особо заступничество святых в целом, а сугубо – заступничество Божией Матери, Которая в «Акафисте Пресвятой Богородице», в икосе 2, прославляется словами: «Радуйся, лествице Небесная, Еюже сниде Бог; радуйся, мосте, преводяй сущих от земли на Небо. Радуйся, Ангелов многословущее чудо; радуйся, бесов многоплачевное посрамление».

«Однажды, по своему обыкновению, преподобный Елеазар совершал в келлии краткую Иисусову молитву и полагал поклоны, а потом стал читать молитву к Пресвятой Богородице: “Пресвятая Госпожа, Владычице Богородице, спаси меня, грешного!” И вот внезапно является перед ним Пресвятая Богородица в сиянии небесной славы, имея три светлые звезды – одну на голове и две на плечах. Царица Небесная произнесла: “Елеазар, не переставай призывать Меня в своих молитвах, и Я буду помогать тебе до исхода твоей души”»[7].

Божия Матерь в акафисте называется способницей преодоления воздушных мытарств словами: «лествице Небесная, Еюже сниде Бог». Очевидно, что способствовавшая сошествию Бога на землю («Еюже сниде Бог») может и нам помочь взойти на Небеса. Она – «мосте, преводяй сущих от земли на Небо» – заботится о нас не только в этой, земной жизни, но «et in hora mortis nostrae» («и в час смерти нашей»)[8].

Источник: pravlife.org

Грех пьянства

Проблема злоупотребления спиртным не является исключительно русской проблемой. Пьянство как явление греховного порядка существует во всем мире и с давних пор. Еще задолго до Рождества Христова ветхозаветный праотец Лот, «убежденный дочерьми, упился вином, и удобно вовлек его диавол в любодеяние». Но в России проблема пьянства всегда стояла особенно остро, а в последнее время приобрела и вовсе размах, угрожающий национальной безопасности. Можно перечислять множество причин подобной симпатии русского человека к «зеленому змию», но одно можно сказать с уверенностью: «зеленый змий» сыграл в судьбах наших соотечественников ту же роль, что и «древний змий» в судьбе первых людей Адама и Евы в том смысле, что принес и продолжает приносить в семьи многих из нас неизбывные беды.

Губительные последствия увлечения вином были всегда для человека плачевны и не могли не найти отклика в учении святых Отцов Церкви, всегда проявляющих пастырскую заботу о нравственном здоровье человека. Это явление было Отцами тщательно проанализировано и получило точную оценку в их многочисленных творениях. Квинтэссенцию всех святоотеческих высказываний о пьянстве можно выразить лаконичной и точной формулировкой святителя Василия Великого, сказавшего, что «пьянство – вражда на Бога».

О причинах пьянства

Прп. авва ДорофейПреподобный авва Дорофей говорил о том, что корневыми страстями, из которых происходят все остальные страсти, являются следующие три: славолюбие, сребролюбие и сластолюбие. Однако возможно и эти три свести к единому началу, а именно к сластолюбию. Желающий прославления или обогащения желает этого не почему иному, как по стремлению жить наиболее комфортно и обеспеченно, то есть, в конечном счете, наиболее приятно для его самоощущения.

Само по себе желание жить счастливо непредосудительно, поскольку человек создан Богом для вечной блаженной жизни, и это желание и стремление к блаженству заложено в нем изначально. Но человек был создан таким образом, что блаженство вечной жизни обусловлено сокровенной связью с Богом и имеет Бога своим источником. В отрыве от Бога и связи с Ним истинного счастья быть не может, но может быть некая подмена, «суррогатное довольство», которое опирается на исконную потребность в счастье и которое находит человек, не в Боге ищущий пути к радости. Одним из таких суррогатов и стало увлечение вином, которое в силу своих природных свойств доставляет человеку временное веселие.

В силу повреждения человеческой природы путь к Богу для человека стал тернистым. «Отдай кровь и прими дух», – такими словами определяют святые Отцы положенный нам путь борьбы с грехом и научения добродетели, посредством которых человек может найти радость в Боге. И потому далеко не каждый желает следовать пути, содержащим в себе такие трудности, и предпочитает более легкими путями находить радость. Но душа, которая, по словам Тертуллиана, по природе христианка, не принимает радости вне Христа, и вскоре наступает духовное опустошение, которое по необходимости надо чем-то заполнять. В итоге человек, не ведущий пути к Богу, вынужден заполнять пустоту души все тем же бесплодным поиском утешений, одним из которых выбирает винопитие. Однако суррогатный источник радости не может принести счастья и становится для человека, в конечном счете, тем «райским плодом», который приносит ему одни беды.

Святые отцы, рассуждая о винопитии, основную причину видят в неверном использовании человеком исконной потребности в радости, которая принимает качественно иную форму сластолюбия. Сластолюбивый не хочет знать меры веселия, происходящего от вина, и безмерность производит во всем его существе чрезвычайное расстройство и порабощает диаволу. «Пьянство, – говорит святитель Василий Великий, – это добровольно накликаемый бес, через сластолюбие вторгающийся в душу». Наряду со сластолюбием, причиной пьянства становится сопутствующее сластолюбию невоздержание, способствующее образованию худого навыка к винопитию. «Причиною пьянства, как и прочих грехов, бывает злое и невоздержанное сердце, праздность, частые пиршества, компании, усиленные потчевания, общение со злыми и невоздержанными. От частых же повторений порождается страсть и злой обычай» (архимандрит Иоанн Маслов).

О дозволенной мере

Грех пьянства

Дионисий. Брак в Кане Галилейской

Употребление вина в меру не возбранено человеку, как это видно из Священного Писания. Господь Иисус Христос посетил брак в Кане Галилейской и сотворил чудо претворения воды в вино, умножив таким образом веселие на браке (Ин. 2:1–11). Апостол Павел советовал своему ученику Тимофею употреблять в пищу немного вина ради болезни желудка (см.: 1 Тим. 5: 23). Святитель Иоанн Златоуст говорит о том, что вино «дано для того, чтобы быть веселым, а не для того, чтобы быть посмешищем; дано для укрепления здоровья, а не для расстройства; для уврачевания немощей телесных, а не для ослабления духа».

Однако, учитывая очень низкое качество современных алкогольных напитков, особенно пива, водки и алкогольных коктейлей, производство которых ориентировано на огромный объем потребления, употребление таких напитков даже в целях поддержания здоровья желательно сократить до самых редких случаев. Некоторые святые отцы из соображений духовно-нравственного преуспеяния рекомендуют и вовсе исключить употребление спиртного. «“Не упивайтеся вином”, – говорит апостол. Но как положить меру, с которой начинается упивание? Христианам скорее идет: совсем не пейте, разве только в крайностях. Конечно, не вино укоризненно, а пьянство; но огонь в кровь влагается и малым количеством вина, и прибывшее от того развеселение плотское развевает мысли и расшатывает нравственную крепость. Какая же нужда ввергать себя в такое опасное положение? Особенно когда сознается, что всякую минуту времени надобно искупать, а этим поступком не минуты, а дни отдаются даром врагам, и добро бы даром, а то еще с приплатою? Так, строго судя, винопитие совсем должно быть изгнано из употребления из среды христиан» (святитель Феофан Затворник. Толкование Послания святого апостола Павла к ефесянам).

Объясняя те крайние случаи, в которых употребление вина дозволено, святитель Феофан Затворник ссылается на мнение святителя Иоанна Златоуста, который видит благотворность употребления вина, исходя из его целебного воздействия на душевно-телесные силы человека. «Святой Иоанн Златоуст хотя разрешает употребление вина для веселия, но не всем, а только сущим в печали и болезни. “Хочешь ли, говорит, знать, что вино хорошо? Послушай слов Писания: ‘дайте сикера сущим в печалех, и вино питии сущим в болезнех’ (Притч. 31:6)”. И справедливо: ибо оно имеет силу смягчать огорчение и тоску и удалять печаль: “Вино веселит сердце человека” (Пс. 103:15). Другое разумное употребление вина есть питие его для здоровья. Это и есть, по Златоусту, первоначальное его назначение. “Вино, – говорит он, – дано нам не для чего-нибудь другого, как для здоровья тела. Послушай сего блаженного (апостола Павла), который пишет и говорит Тимофею: ‘Мало вина приемли стомаха (желудка) ради твоего и частых твоих недугов’ (1 Тим. 5: 23)”» (святитель Феофан Затворник. Толкование Послания святого апостола Павла к ефесянам). Но и этот совет более подходит для немощных телом людей, ибо «для всех полезно не пить вина, особенно для крепких телом» (священник Александр Чесноков. Глинская пустынь.)

Исключение составляет детский и юношеский возраст. По мнению исследователей, «алкоголь чрезвычайно опасен для детей и подростков. Прием алкоголя нарушает процессы созревания нейронов (нервных клеток). Отсюда у подростков будет страдать интеллект, память, мышление, поведение. Явления опьянения развиваются быстро и могут заканчиваться оглушенностью и комой. Организм подростка еще не окрепший, и под воздействием алкоголя быстро развивается целый “букет” заболеваний» (Авдеев Д.А., Невярович В.К. Наука о душевном здоровье). Протоиерей Илия Шугаев в своей книге «Свобода и зависимость» рассказывает о подобном случае воздействия алкоголя на детский организм: «Один научный сотрудник, человек, казалось бы, вполне неглупый, однажды отправился на зимнюю рыбалку со своим девятилетним сыном. Приехали на машине на озеро, сделали лунку, ловят рыбу. Проходит некоторое время, собралось несколько рыбаков, решили “для согрева” выпить по 100 грамм. Показывают отцу на сына: мол, он тоже мерзнет. Ребенок сначала не хотел пить и отговаривался. Но его с аргументом: “Ты что, не мужик, что ли?” – все же уговаривают. Через десять минут парень побледнел, отец насторожился, еще через пять минут ребенок падает в обморок. Отец схватил ребенка и быстро понесся на машине в городскую больницу. Но спасти ребенка так и не удалось» (протоиерей Илия Шугаев. Свобода и зависимость). Поскольку в молодом организме все процессы проходят быстрее, то разрушительное действие алкоголя происходит более интенсивно. По статистике, более половины смертей людей в возрасте от 20 до 40 лет так или иначе связаны с неумеренным употреблением алкоголя.

Святые отцы обращают внимание на разрушительное действие вина на нравственность именно молодых людей, более склонных к худому навыку. «Юным нельзя позволять пить ничего опьяняющего, потому что юные скорее привыкают, и чему научатся в юности, к тому и всю жизнь пристрастны будут. Нельзя позволять им водиться с пьяницами и развращенными» (архимандрит Иоанн Маслов). Преподобный Ефрем Сирин говорит о возбуждающем действии вина на плоть юноши. «Во всякое время бойся вина, юный; потому что вино никогда не щадит тела, возжигает в нем огонь худого пожелания».

Отеческое обличение

Святоотеческая аргументация против винопития исходит из представления о человеке как образе Божием. Человек, будучи сотворен по образу Божию, имеет на земле цель уподобиться Богу и для достижения этой цели должен использовать все силы души и тела, данные ему Богом от рождения. Увлечение вином не только разрушает здоровье, но приводит в крайнее расстройство весь душевно-телесный состав человека, всю совокупность сил, которые по замыслу Божию должны быть направлены на достижение главной цели – единение с Богом. Поэтому пьянство становится деятельным богоборческим началом в человеке и представляет для него крайнюю опасность.

Ум по преимуществу служит в человеке начальному Богопознанию, поэтому неумеренное употребление вина, помрачающее в человеке ум, становится орудием, удаляющим человека от Бога. «Пьянство – начало безбожия, ибо оно омрачает разум, которым обыкновенно наиболее познается Бог» (Василий Великий). Помраченный ум уже не способен контролировать и управлять ощущениями, исходящими из сердца человека, и человек становится жертвой разнообразных страстей. «Пьяный человек способен на всякое зло, идет на всякие соблазны. Тот же, кто так его угостил, становится участником и всех его беззаконий, поскольку трезвый таких соблазнов не принял бы. Если в трезвом сияет хоть малая искра разума, то в пьяном она совсем угашается. Трезвого хотя и влечет похоть к беззаконию, но совесть вооружается и противостоит, и так отводит от беззакония, а в пьяном похоть преобладает, а совесть ослабевает» (архимандрит Иоанн Маслов).

Пьянство, как никакой другой грех, рождает множество других смертных грехов. В «Цветнике духовном» описывается следующий случай. «Однажды бес сказал египетскому пустынножителю: “Соверши один из грехов: убийство, блуд или пьянство, и после этого я не буду уже искушать тебя”. Пустынник подумал: “Убийство страшно и по земным, и по небесным законам; блуд – стыдно губить чистоту и касаться скверны; упиться же один раз – небольшой грех, протрезвею. Пойду упьюсь и буду жить спокойно”. Взявши рукоделие, пошел в город, продал все и упился. По действию сатаны случилось ему беседовать с прелюбодейной женщиной. Он впал в грех с нею, но пришел муж ее и начал бить пришельца. Пустынник начал с ним драться и, одолев, убил мужа. Таким образом, он совершил все три греха; каких грехов он боялся и гнушался трезвым, смело совершил пьяный и через то погубил многолетние свои труды. Разве только потом истинным покаянием он смог умилостивить Бога, возвращающего кающимся прежние заслуги». Святитель Тихон Задонский подтверждает достоверность этого случая из «Цветника», говоря о том, что «пьянство бывает виной многих и тяжких грехов. Оно порождает ссоры, драки с последующими кровопролитиями и убийствами, сквернословие, кощунство, хулу, досады и обиды ближним. Оно приучает лгать, льстить, грабить и похищать, чтобы было чем удовлетворить страсть. Оно разжигает гнев и ярость. Оно приводит к тому, что люди валяются в грязи, как свиньи в болоте, – словом, делает человека скотом, словесного – бессловесным, так что не только внутреннее состояние, но и внешний человеческий вид часто изменяет. Поэтому святой Златоуст говорит: “Диавол ничего так не любит, как роскошь и пьянство, поскольку никто так не исполняет его злой воли, как пьяница”».

Любопытен тот факт, что апостол Павел, призывая христиан не упиваться вином, указует лишь на одно из греховных последствий винопития, а именно на блуд. Святитель Феофан трактует это понятие в более широком смысле, чем мы сейчас его понимаем. «Блуд – распутство, разгульная жизнь, всесторонняя распущенность и развратность. Упивание – матерь и питательница всех пороков; и раздражительную часть оно разжигает. Святой Златоуст говорит: “Оно делает нас вспыльчивыми и дерзкими, и стремительными, раздражительными и несносными”. Но прямее всего оно размножает блудные дела. Ибо “чрево, крайне разгоряченное, пенится похотию”, как выражается блаженный Иероним» (святитель Феофан Затворник. Толкование Послания святого апостола Павла к ефесянам).

Нетрезвый образ жизни не только умножает грехи человека, не только расстраивает его здоровье, но приносит множество других бедствий, делая несчастными членов семьи недугующего, отнимая у него доброе имя и делая его бесполезным для общества. Пьянство бывает причиной не только душевных, но и временных телесных зол, расслабляет тело и приводит к немощи. Поэтому написано: «Против вина не показывай себя храбрым, ибо многих погубило вино» (Сир. 31:29). Пьянство приводит к убожеству и нищете. «Работник, склонный к пьянству, не обогатится», – говорит Сирах (Сир. 19:1). Оно отнимает славу и доброе имя; напротив, к бесславию, презрению и омерзению приводит, ибо никем так не гнушаются люди, как пьяницей. Домашним, родным, друзьям пьяный причиняет скорбь и печаль, а у врагов вызывает насмешку. Пьянство делает своего приверженца неспособным ни к какому делу. В каком бы звании ни был пьяница, он больше принесет бед и напастей, чем пользы обществу. «Пьяница неприятен для друзей, смешон для врагов, презираем подчиненными, отвратителен для жены, несносен для всех» (Иоанн Златоуст). Святитель Иоанн Златоуст добавляет, что предавшийся пьянству не только на земле лишается уважения и здоровья, но и на небе теряет все: «Главное зло пьянства в том, что оно делает для пьяницы недоступным небо и не позволяет достичь вечных благ, так что вместе с позором на земле страждущих этим недугом и на небе ожидает тягчайшее наказание».

«Пьяница – живой мертвец» (Иоанн Златоуст): увлекающийся вином пророчески отождествляется святыми отцами с мертвецом. По статистике, около полумиллиона смертей в России так или иначе связано с болезнями, вызванными употреблением алкоголя.

Обыкновенно подвергшийся несчастью или тяжелой болезни человек испытывает некоторое облегчение и утешение от помощи и соболезнования со стороны других людей. Грех винопития лишает свою жертву и этого утешения. «Пьянство – несчастье, над которым смеются; болезнь, над которою издеваются; произвольное беснование, которое хуже умопомешательства» (Иоанн Златоуст).

Наконец, такое бедственное положение пьющего человека, поверженного в бездну греха и претерпевающего разнообразные несчастья, свидетельствует о его крайнем отчуждении от Бога и пленении в рабство диаволу. «Храм Божий – это те, в ком обитает Дух Божий. Храмом идолов (и диавола) являются те, которые оскверняют себя пьянством и невоздержанием… Кто проводит время в пьянстве… тот подпал жестокой власти диавола» (Иоанн Златоуст).

Путь к исцелению

Итак, резюмируя все вышесказанное, можно безошибочно сказать, что «пьянство – корень всех зол» (Иоанн Златоуст) и для своего исцеления требует особенных усилий со стороны самого недугующего и особенной помощи Божией. Однако проблема усложняется тем обстоятельством, что большая часть зависимых не признают себя больными и не видят нужды в лечении. Такое самосознание больного пьянством было замечено и раньше, и об этом писал еще в IV веке святитель Иоанн Златоуст, замечая, что «особенно тяжело то, что пьянство, полное стольких зол и порождающее столько несчастий, даже и не считается у многих виной». Но особенно заметно это стало в современной России. Больным алкоголизмом в современном обществе считается лишь тот, кто периодически «уходит» в более или менее затяжные запои и с трудом выходит из них. Поэтому ежедневный рацион в несколько банок (или бутылок) пива или алкогольного коктейля, не приводящий к тяжелой форме опьянения, стал устойчивой привычкой для многих и даже похвальным элементом имиджа современного человека. Напротив, человек, не употребляющий алкогольных напитков, рискует прослыть ригористом, не умеющим расслабляться и жить в свое удовольствие.

Ошибочность такой точки зрения заключается в слишком поверхностном взгляде на проблему зависимости от алкоголя и объясняется вполне понятным нежеланием глубже вникать в суть проблемы. Форма алкоголизма, включающая такой элемент, как запой, являет в человеке уже крайнюю стадию развития страсти, тогда как начальные стадии могут оставаться незаметны невнимательному взору.

Святые отцы учат судить о присутствии той или иной страсти в человеке исходя из наличия зависимости. Если, скажем, человек не может длительное время обходиться без своего любимого мороженого, значит, он подвержен страсти чревоугодия. Если не может пару дней не раздражаться при наличии всех к тому условий, следовательно, он подвержен страстям раздражительности и гнева. То же самое рассуждение применимо к употреблению алкогольных напитков. Если человек не может долгое время обходиться без своего любимого пива, не испытывая при этом хотя бы малейшего дискомфорта, значит, он в определенной степени уже алкоголик. А если алкоголик, то необходимо пересмотреть отношение к алкоголю, так как алкоголизм – это страсть, и, как и любая другая страсть, без борьбы будет интенсивно развиваться.

Думается, приведенных рассуждений достаточно, чтобы каждый из читающих эти строки определил в себе наличие (или отсутствие) зависимости от алкоголя.

Так как же бороться с этой страстью? Во-первых, как уже было отмечено, невозможно преодолеть в себе какую-либо страсть, не признав себя больным ею. Человек, не понимающий и не признающий себя алкоголиком, не сможет вылечиться, потому что не захочет этого. Поэтому, первый шаг – это увидеть, признать и захотеть. Во-вторых, так же, как и в отношении других страстей, здесь уместно святоотеческое правило, приведенное выше: «Отдай кровь и приими Дух». То есть для преодоления зависимости необходимо потрудиться и потерпеть.

Святитель Тихон Задонский предлагает следующие средства к преодолению пьянства: «От плохих компаний и пиршеств надо удаляться. Надо помнить, что от этой страсти весьма трудно отстать. И многие от этой самой страсти погибают душой и телом. А привыкшим к этой страсти надо крепко против ее мучительства вооружиться, стоять, не поддаваться, молить и призывать всесильную Божию помощь. Надо приводить на память случающиеся от пьянства беды и сравнивать состояние трезвой жизни с состоянием пьяного. Надо напоминать, что многие умирают пьяными во сне и из этого мира в иной переходят без всякого чувства и потому без покаяния». Святитель Игнатий (Брянчанинов) указывает на необходимое постоянство для успеха в борьбе. «Каждое сопротивление, оказанное требованию страсти, ослабляет ее; постоянное сопротивление низлагает ее. Каждое увлечение страстью усиливает ее, постоянное увлечение страстью порабощает… увлекающегося ею».

Период борьбы всегда сопровождается обострениями. При воздержании телесном обостряются страсти душевные. Это происходит и при воздержании зависимого от алкоголя. Страсть требует удовлетворения и, не получая желаемого, возбуждает в душе различные иные страсти, такие как раздражительность, гнев и др. В таком случае святые отцы советуют в усиленной молитве обращаться к Богу за помощью.

Горячая и слезная молитва близкого человека за недугующего пьянством также может привести его к спасительному исходу. Жена одного служащего, некая Мария Гордеева, рассказала на Троицком подворье архимандриту Крониду следующую повесть о себе. «Мой муж, – говорила она, – после брака не переставал вести нетрезвую жизнь. Все свободное время он проводил в пьяных безумных оргиях. Однажды, находясь в неописуемой скорби, доходящей до отчаяния, я сидела одиноко в своей комнате и решила призвать на помощь преподобного Сергия Радонежского. Я так горячо молилась ему, что слезы лились потоком. Вдруг вижу: вся комната моя осветилась неземным светом. В этом свете идет ко мне дивный старец неописуемой духовной красоты и доброты… Подойдя, он отечески приветливо сказал мне: “Успокойся, раба Божия Мария! Молитва твоя услышана, и твой муж больше нетрезвым к тебе не придет”. Я поклонилась ему в ноги. Он меня благословил и стал невидим. Через несколько минут после этого видения раздался в нашей квартире резкий звонок. Я отворила дверь и увидела мужа. Но он совсем не был таким буйным, каким являлся прежде. Войдя в переднюю, он опустился передо мною на колени, зарыдал и стал просить у меня прощения за свою безумную жизнь и мучения, причиненные мне. После этого он сделался неузнаваемым, совершенно трезвым и достойным. И 35 лет нашей дальнейшей супружеской жизни я прожила с ним в мире и согласии» (Троицкие цветки с луга духовного).

Человеку, желающему исцелиться от пристрастия к «зелью», необходимо помнить, что одними медикаментозными средствами, даже совместно с серьезными личными усилиями, но без помощи Божией, невозможно исцелить его болезнь. Единый Святой Дух может вполне очистить человека от страстей и возвратить ему власть над самим собою, похищенную диаволом. И эта сила Святого Духа подается в святой Церкви Христовой посредством святых таинств. По это причине успешная борьба с недугом пьянства возможна лишь при условии регулярного участия больного в церковных богослужениях и периодического причащения святых Христовых таин.

Итак, вино, как и все сотворенное Создателем для нашей пользы, есть добро, «ибо всякое творение Божие хорошо, – говорит апостол, – ничто не предосудительно, если принимается с благодарением» (1 Тим. 4:4). «Виноградная лоза называется растением не диким, потому что вино, принятое вовремя и в меру, делает нас кроткими, служит людям залогом верности и дружбы, бывает причиною веселия, противоядием плачу, средством к истреблению лености. Для больных оно простое пособие и врачующее от разных немощей, для здоровых – подкрепление и средство к соблюдению здоровья» (святой Исидор Пелусиот).

Как творение Божие вино достойно особого отношения и еще по одной причине, о которой говорит преподобный Исидор Пелусиот: «Не бесчести благословения плодов, не простирай до пресыщения пития, не нарушай соразмерности несоблюдением меры; пия вино, не пропивай ума, но помни, что Дух Божий соделывает начаток его Кровью Христовою» посредством участия вина в таинстве Евхаристии.

Но, если кто не уважает этого дара Божия и относится к нему с потребительским небрежением, того постигает справедливое возмездие. «Кто не уважает правил: “ничего слишком, и всего лучше – мера”, предается излишеству в вине, то оно отомстит ему за оскорбление, разломит и голову, и виски, отымет у человека силу, расслабит все тело, свяжет руки и ноги (о другом чем, более неприличном, нехорошо и сказать), и врагам и друзьям предаст на посмеяние» (Исидор Пелусиот).

Священник Димитрий Выдумкин

Православие.ru

Ссылки по теме:
ОТЦЫ ЦЕРКВИ О КУРЕНИИ

Источник: hram-troicy.prihod.ru

В ниге Деяний святых апостолов говорится, что когда апостолы по действию Святого Духа стали на разных языках проповедовать Слово Божие, то некоторые «насмехаясь, говорили: они напились сладкого вина» (2, 13). В этих кратких словах прикровенно объясняется причина той ужасной духовной болезни, которая называется пьянством. Болезни именно духовной.

Попробуем разобраться. Действие Святого Духа принимают некоторые за действие хмельного напитка. Как известно, выпивший человек чувствует себя раскованно, свободно вступает в общение, он весел, бесстрашен, от него отступает всякая житейская суета. Очевидно что-то подобное этому усмотрели тогда и в апостолах, в их дерзновении, в ИХ смелости, в их открытости. Оказывается, внешне действие вина и действие благодати подобны. Разница в том, что Святой Дух действует могущественно и самовластно как Бог, а вино лишь на время дарит иллюзию свободы и удовольствия, чтобы потом, опустошив душу, оставить человека беззащитным и слабым лицом к лицу с той же неизменившейся жизнью. И вот человек ищет снова забытья, ухода от проблем; ищет легкости и невесомости. И то, что можно получить от Духа Святого, человек быстрее и проще получает от спиртных напитков. С той только разницей, что если Дух Святой подает человеку полноту и радость бытия, то спиртное — только видимость этой полноты и радости.

Стремление к счастью, глубокая неудовлетворенность жизнью, неосознанная тоска по потерянному Раю, — вот причина, толкающая человека к спиртному.

Эта глубинная, неосознанная тоска — общий удел всего грехопадшего человечест-ва, и потому пьют все: и богатые, и бедные, и ученые, и неграмотные, различаясь только качеством напитков. «Зеленый змий» не приносит ни счастья, ни радости. Вместо них он приносит разбитые семьи и детей-калек, автодорожные происшествия и производственные травмы. Он («змий») делает так, что (по словам святителя Василия Великого) «упившиеся ищут в мужском теле женского, и в женском — мужского…» Святой апостол Павел перечисляет пьянство в ряду с такими грехами, как блуд, идолослужение, мужеложство, рукоблудие, воровство и проч. (см.1 Кор. 6, 9). Действительно, статистика говорит, что большинство преступлений совершается под воздействием спиртного, а жизнь показывает, что алкоголь протаривает дорогу и растлениям, и изменам, и прочим непотребствам, которые перечисляет Апостол. Святитель Иоанн Златоуст говорит, что пьяный хуже бесноватого, ибо бесноватого жалеем, а от пьяного отворачиваемся. Пьяный неразумнее животного, ибо те знают меру, а пьяный переступает все рамки и все границы. Пьяный жалок больше мертвого. Тот лежит без чувств и не делает ни добра, ни зла. А этот способен только на зло… Обличительные цитаты можно продолжать бесконечно.

Ту же мысль о пьянстве как об ошибочном стремлении к блаженству находим у Бодлера, поэта печально известного и жизнью, и творчеством. Он пишет: «Человеческие пороки доказывают неудержимое влечение человека к Бесконечному… Человек захотел создать себе Рай при помощи фармацевтических средств и возбуждающих напитков, и уподобляясь маниаку, который вздумал бы заменить солидную мебель и настоящие сады рисунками на холсте, вставленными в рамы».

Если согласимся с тем, что пьянство вырастает из духовной пустоты и неудовле-творенности, то придем к мысли о том, что нет иного способа победить пьянство, как только приобщиться к истинно-духовной жизни, прийти к Источнику жизни — Богу и от Него наполниться настоящим, а не иллюзорным блаженством. Подтверждение этой мысли находим у апостола Павла. «Не упивайтесь вином, от которого бывает распутство (по церковнославянски: «в нем же есть блуд»), но наполняйтесь Духом, назидая самих себя псалмами и славословиями и песнопениями духовными…» (Еф. 5, 18–19). Здесь, как видим, «упиванию вином» противостоит «исполнение Духом». Ту же мысль влагает в наше сердце и Господь, говоря: «Смотрите же за собою, чтобы сердца ваши не отягчались объедением и пьянством и заботами житейскими», — и как противоядие — «итак, бодрствуйте на всякое время и молитесь» (Лк. 21, 34, 38).

По опыту жизни видим, что ни плачущие дети, ни крики домашних, ни крайняя бедность, ни долги, ни расстройство здоровья — ничто не удерживает от вредоносного зелья. Душу, порабощенную пьянством, может исцелить только Всесильный Дух Святой. Но как быть, если пьяница не молится? Нужно, чтобы за него молились другие: мать, жена, дети. Господь Иисус Христос, исцеливший от беснования дочь по молитвам матери (см. Мк. 7, 24–30), и сегодня исцеляет страждущих за молитвы родственников и близких.

Если же у самого пьющего человека возможно желание освободиться от греховного рабства, то пост, искреннее раскаяние, частая исповедь и причащение Святых Христовых Тайн будут теми дверями, через которые в душу человека войдет и начнет действовать сила Божия.

Борясь с пьянством, не следует кодироваться. Никто не кодировал человека, когда он начинал пить, и, бросая пить, нужно укрепиться волей против зла и с помощью Божией — без магической помощи заговоров и кодирования — отстать от греха.

Для того, чтобы грех винопития не повторялся, необходимо всячески избегать хмельных застолий, встреч с пьющими людьми и всех тех случаев жизни, где можно впасть в этот грех.

В настоящее время за многие виды работ принято рассчитываться «поллитрой». Поступающие так тяжко согрешают и повинны в тех несчастьях, которые, как тень, следуют за каждой бутылкой спиртного.

Молясь Господу Иисусу Христу и Его Пречистой Матери, можно призывать в помощь и таких угодников Божиих, как мученик Вонифатий, святой праведный Иоанн Кронштадтский; совершать им особые молебные пения.

Но главное — не жалеть и не извинять себя, но возненавидеть грех, позорящий и губящий человека.

«У кого вой? У кого стон? У кого горе? У кого раны без причины? У кого багровые глаза? У тех, которые долго сидят за вином…» Послушаем и дальше Премудрого Соломона: «Не смотри на вино, как оно краснеет, как оно искрится в чаше, как оно ухаживается ровно: впоследствии, как змей, оно укусит, и ужалит, как аспид: глаза твои будут смотреть на чужих жен, и сердце твое заговорит развратное» (Притч. 23, 29–33).

Даже такие праведники как Ной (Быт. 9, 21) были осмеяны и посрамлены через вино; даже такие праведники как Лот (Быт. 19, 33) под действием вина изменили естеству и увлеклись постыдным блудодеянием. Тем более сегодняшним христианам необходимо помнить о своей немощи и о коварстве диавола и бегать пьянства как матери многих грехов; возлюбить же трезвость и пост как матерь многих доброде-телей.

«Георгиевский листок»
г. Львов

Источник: www.orthodox-newspaper.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector