Наркотическое состояние

Наркотическое опьянение — состояние, возникаю­щее после приема наркотических средств, — синдром. Синдром наркотического опьянения состоит из психи­ческих и телесных симптомов, меняющихся во време­ни, различных в начале, апогее и на спаде интоксика­ции.

Различают также субъективные, ощущаемые опья­невшим, и объективные, доступные регистрации со сто­роны, симптомы наркотического опьянения. Лишь час­тично психические расстройства доступны наблюдате­лю. Естественно, что субъективное остается в границах психики, и мы судим о психических симптомах опья­нения по рассказам пациентов. Рассказ каждого не по­лон и не точен, нередко приукрашен. Однако в итоге становится возможным понимание психических изме­нений, характерных для разных видов наркотиков, а также знание общих для всех наркотиков ощущений опьянения.

Психические расстройства. Состояние психики в наркотическом опьянении называют эйфорией, т.е., как следует из названия, психическое расстройство ограни­чивают расстройством эмоций. Это неверно по сущест­ву, так как эмоциональные изменения важны, но это далеко не все психические изменения при опьянении.

Клинический анализ показывает, что эйфория сла­гается из ряда ощущений: тут не только подъем эмо­ционального фона, но и некие психические и соматиче­ские чувствования, за счет которых часто и достигает­ся положительный эмоциональный сдвиг.

Каждому наркотику свойственна особая структура эйфории. Так, эйфория морфинная (опийная) слагает­ся из ощущения соматического наслаждения и эмоцио­нального фона покоя, блаженства. После стимулятора эйфория определяется в значительной мере интеллек­туальным «просветлением» и интеллектуальным «подъ­емом»: ощущение радости как бы вторично, обусловле­но изменением сферы мышления. Наслаждение, вызы­ваемое лизергидом, также в большей степени интеллек­туальное, нежели соматогенное. Вместе с тем эйфория при лизергидовом опьянении, как и при опьянении от других психоделических препаратов, гашиша, истоком имеет расстройства восприятия в сочетании с расстрой­ством сознания. Это особое состояние сознания мисти­ческого, фантастического содержания. В норме мы зна­ем «захватывающее дух» удовольствие религиозного экстаза, гадания, каббализма, спиритизма и пр. Но для переживания восторга здесь необходим по крайней ме­ре исходный нейтральный эмоциональный фон. При исходном сниженном фоне вероятны, как это и бывает при употреблении психоделических препаратов при ши­зофренических, эпилептических психозах, переживания ужаса. Удовольствие от красочного восприятия — удо­вольствие интеллектуальное в большей мере, нежели чувственное, — акцентируется при опьянении от лету­чих наркотически действующих средств. Но здесь так­же важна роль гипоксии мозга. Известно, что неосоз­наваемый подъем настроения наблюдается в гипоксиче- ских состояниях любого происхождения — при подъ­еме в горы, у водолазов. Наиболее проста структура барбитуровой и алкогольной эйфории — она, пожалуй, определяется собственно эмоциональным, первичным сдвигом, а также структура эйфории после стимулято­ров, преобладающее состояние в которой — ажитация, гиперреактивность, ощущение общего подъема жизне­деятельности. Общими свойствами эмоциональных пе­реживаний в наркотическом опьянении являются их протопатичность, глубинность, что коррелирует с уров­нем сознания.

Поэтому в эффекте каждого наркотика психиатру необходимо выделять не только характер изменений эмоций, к чему обязывает употребляющийся термин «эйфория», но также характер расстройств восприятия, изменения мышления и тип нарушения сознания. Со- матовегетативный компонент эйфории интересен для патофизиологического анализа.

Расстройства восприятия в наркотическом опьяне­нии проявляются по крайней мере в трех формах. На­рушение сознания при интоксикации предопределяет как обострение восприятия (при употреблении стиму­ляторов) , как избирательность (опиаты), так и сниже­ние восприятия (седативные препараты). Эти расстрой­ства коррелируют с состоянием активного внимания. Важно отметить, что при интоксикации нарушается связь внимания и фиксации впечатлений. Даже при обострении восприятия в состоянии интоксикации эфедрином, когда можно было бы ждать запоминания, происходившее часто амнезируется. По вытрезвлении человек говорит, что он видел и слышал с необычайной четкостью, но что именно, назвать затрудняется. Со­хранилась лишь тень чувства удивления особым восп­риятием. Таким образом, наглядна диссоциация психи­ческих функций на уровне сознания. Помимо этого ко­личественного, механического расстройства восприятия, обязательны качественные расстройства: психосенсор­ные и продуктивные вплоть до галлюцинаций.

Меняется восприятие окружающего: форма, цвет (его насыщейность) предметов, расстояние до них, предметы могут приобретать независимое движение, приближаться и отдаляться. Метаморфопсии менее вы­ражены при интоксикации седативными препаратами и чрезвычайно ярки при употреблении психоделических. Нарушение сенсорного синтеза проявляется чувством дереализации. Нарушается и интерорецепция: от эле­ментарных чувствований тепла, легкости и тяжести до изменения положения тела в пространстве, от наруше­ния восприятия схемы тела, ориентировки в собствен­ном теле до ощущения отсутствия частей тела или, на­оборот, лишних частей. Аутотопагнозия при употребле­нии препаратов бытовой химии, психоделических при­обретает вычурные, с чувством отчуждения формы: опьяневший «видит» свой мозг, происходящие в нем события. Здесь трудно провести грань висцероскопиче- ских галлюцинаций. Критериям псевдогаллюцинаций отвечают видения, не проецируемые вовне, экстракам- пинные, за пределами естественных полей восприятия, лишенные ощущения объективности и адекватного аф­фекта: опьяневший наблюдает как бы со стороны, без­различно или с захватывающим интересом. Галлюцина­ции вероятны как спонтанные, так и рефлекторные, при раздражителях соответствующего анализатора. В шуме, обычной музыке слышится необычайное звуча­ние, длящееся и в тишине. Для опьянения любыми наркотическими средствами характерны иллюзии, наи­более часто зрительные, парейдолии. Визуализация представлений, эйдетизм особо характерны для опий­ного опьянения. Кожа ощущает дуновение, касание и пр. Насыщенность этими переживаниями иногда столь полна, что опьяневший боится изменить позу, дабы их не спугнуть, — со стороны мы наблюдаем псевдосту­пор.

Расстройства восприятия при наркотической инток­сикации отличаются преобладанием в зрительном, слу­ховом, тактильном и проприочувствительном анализа­торах; вкусовые и обонятельные крайне редки. Харак­терна также внушаемость этих переживаний: можно «заказать себе» увидеть и услышать. Внушаемость, свя­занная с состоянием сознания, при некоторых инток­сикациях, например гашишной, нередко становится коллективной, со стороны. С углублением помрачения сознания способность направлять свои переживания утрачивается.

Мышление в состоянии наркотического опьянения меняется многообразно. Это в основном определяется видом наркотика и его дозой. Общей чертой, наиболее наглядной, оказывается кататимность. Происходит как бы смещение пропорции соотношения интеллектуально­го и эмоционального в срезе психического состояния. Эмоциональная настройка определяет отбор впечатле­ний, их переработку и умозаключение. Отсюда оценки наркотика, ситуации приема, членов наркотизирующей­ся группы оказываются отличными от оценок, которые вынесет сторонний человек. Если при этом учесть, что, помимо кататимности отбора в восприятии, падает спо­собность управлять активным вниманием, то мы видим, что для мышления на прежнем индивидуальном уровне предпосылки недостаточны. Дефектность восприятия сочетается с нарушением процесса осмысления. Возни­кают бредовые идеи, из-за краткости состояния не ус­певающие приобрести законченную форму. Расстройст­ва осмысления объясняются не только эмоциональны­ми «помехами», но и нарушением концентрации и объ­ективным снижением качества мышления, поскольку всегда можно установить ту или иную степень рас­стройства сознания — падение активности высших уровней психики.

При интоксикации наркотиками с психоделическим эффектом мышление оказывается направленным по плоскости, лежащей вне реальности. Фантастические представления могут иметь в своей основе расстройства восприятия, а могут объясняться и тем, что расстрой­ство активного внимания способствует свободному, не­управляемому ходу представлений, их причудливому переплетению. Утверждение некоторых наркоманов, что наркотизация помогает их творческой деятельности, имеет основание, хотя качество продукции в этом слу­чае вызывает сомнение. Известно, что нарушается темп движения мыслей. Отчасти это подтверждается темпом речевой продукции. Однако было бы интересно устано­вить, не объясняется ли субъективное ощущение бега мыслей интенсивностью переживаний или нарушением временных представлений, психосенсорным расстройст­вом. В ряде случаев (алкоголь, снотворные) темп мыш­ления объективно снижается, появляются персевера­ции; складывается впечатление тяжелого, однообразно­го и медленного топтания на месте.

Каждый наркотик вызывает нарушение сознания разного типа и глубины: от сужения до различной степени помрачения. В некоторых случаях это объяс­нимо волевым «отключением» больного от происходя­щего вокруг с целью сосредоточиться на наркотиче­ском ощущении (наркоманы употребляют жаргонное слово «ловить» действие наркотика). В других случаях наркотик может привести к постепенному развитию су­меречного состояния или комы. По существу каждое опьянение с помрачением сознания суть острый мозго­вой синдром. Возможны двойная ориентировка во вре­мени и пространстве, узнавание незнакомых и неузна- вание знакомых. Особо интересна динамика изменения сознания при гашишном опьянении (см. часть III).

Проблема расстройств сознания при наркотическом опьянении ждет своих исследователей. Эти расстройст­ва многообразнее, чем известные нам. Коллективный гипнотизм при гашишизме отличен как от индивиду­ального гипнотического сознания, сохраняющего одну связь с реальностью, так и от явления массовых вну­шений своей изолированностью, инкапсулированностыо не вовлекающих, а отталкивающих других. Прием нар­котика обнажает архаический, мистический уровень со­знания, также не исследованный. При этом возникает аутопсихическая дезориентировка, распад «Я». Тяжкий симптом при эндогенных психозах здесь, для этой формы сознания, быть может, — норма? Известные нам формы измененного сознания предстают в неожи­данных сочетаниях: сужение с помрачением (при опиа­тах), обострение яркости с обнубиляцией (стимулято­ры).

Описанная здесь психопатология наркотического опьянения не только в совокупности своей, но и на от­дельных этапах суть острый, искусственно вызванный психоз. В зависимости от вида наркотика в клинике опьянения преобладает та или иная симптоматика (см. часть III). Появление психопатологии, не свойственной опьянению от данного наркотика, имеет диагностиче­ский смысл, нередко свидетельствуя о предсуществую- щем психическом расстройстве.

Соматоневрологические проявления наркотической интоксикации сегодня можно представить в основном вегетативной симптоматикой. Картина также зависима от вида наркотика, его дозы. Расширение зрачков — обычная реакция, за исключением реакции миозом на введение опиатов и некоторых психоделических препа­ратов, которые также в отличие от большинства нар­котиков вызывают гипотермию и бледность кож­ных покровов. Повышенная теплопродукция, гипе­ремия, пото-, слюно- и салоотделение вызываются алкоголем, седативными препаратами, холинолитиками. Наркоманы пробуют наркотики на язык, чтобы избе­жать подделки: сушат опиаты и стимуляторы. Тахикар­дия и подъем кровяного давления, учащение дыхания вызываются всеми наркотическими средствами, но эта реакция, за исключением эффектов стимуляторов и не­которых психоделических препаратов, быстро сменяет­ся противоположной — брадикардией, гипотензией, брадипноэ. Все наркотические вещества снижают аппе­тит и повышают сексуальную деятельность. После вы­хода из интоксикации — полидипсия и гипербулия (особенно после гашишного опьянения). Нарушается моторика кйшечника. Мышечный тонус, возбудимость, скорость и координация движений снижаются, за иск­лючением интоксикации стимуляторами, некоторыми психоделическими препаратами и кодеином.

Выход из наркотического опьянения — обычно в сон, даже после приема высоких доз стимулирующих средств. Лишь некоторые наркотики сна не вызывают, например кодеин и, если не были приняты в чрезмер­ных дозах, стимуляторы. Только опийньде препараты дают хороший, освежающий сон, большинство же обусловливают тяжелый сон с последующим чувством разбитости. После приема некоторых психоделических препаратов и стимуляторов в высоких дозах нередко по вытрезвлении развивается депрессивное состояние с чувством острой тоски, безнадежности, суицидальными мыслями. Самоубийства и самоповреждения описаны при выходе из опьянения психоделическими препарата­ми. При выходе из гашишной интоксикации (так же как в начале ее) возможны тревога, безотчетный страх (см. часть III). Реакция сном и ощущение разбитости, дискомфорта вскоре исчезают, так же как изменяется эйфория — с продолжением наркотизации.

* *

*

Тщательное изучение структуры эйфории поможет, по мере роста наших физиологических знаний, опреде­лять локализацию функциональных систем, вовлекае­мых в интоксикацию. Но уже сейчас можно высказать некоторые предположения, обратив внимание на общие качества эйфории.

При всем многообразии психических расстройств при наркотическом опьянении можно выделить не­сколько принципиальных характеристик.

Первая — неуправляемость психической деятельно­стью. В эмоциональной сфере — неспособность к дис- симуляции даже в ситуации экспертизы, невозмож­ность подавить страх, другие отрицательные чувствова­ния. И при осознании их связи с приемом наркотика, их временности они толкают, вынуждают к действиям, иногда трагическим. В сфере восприятия (иллюзии, галлюцинации) при некоторых интоксикациях иногда (опиаты), при других (психоделические препараты) всегда с какого-то момента опьяневший не в состоянии изменить волевым усилием их содержание. В мышле­нии свободное, спонтанное течение мыслей, ассоциаций прерывается персеверацией (опиаты, алкоголь, седатив­ные); при других видах интоксикации (холинолитиче- ские, психоделические препараты) возникают мысли, от которых невозможно освободиться.

Вторая — диссоциация психической деятельности. Нередко она создается разницей в темпах функций от­дельных сфер психики. Так, быстрой смене психосен­сорных впечатлений может не соответствовать замед­ленность мышления, что дает ощущение «наплыва». При опийном, гашишном опьянении, приеме других психоделических средств возможны диссоциация мыш­ления, наблюдение за своими переживаниями, их оцен­ка со стороны. Иногда диссоциирует самосознание «я», когда «душа» со стороны наблюдает за «телом». Эта диссоциация не только интеллектуальная, но и психо­сенсорная, нарушение психосенсорного синтеза особо характерно для психоделических препаратов, которые использовались в древних культах, колдовстве. В пре­делах интеллектуальной функции видима диссоциация восприятия и запоминания, понимания и способности вербализации. «Все становится ясным», «другой смысл всего» наряду с невозможностью сказать, что «все» и что «другое».

Подобные состояния великолепно описаны Ф. М. До­стоевским и оценивались психопатологами как форма изменения сознания; но такую же «необъяснимость» мы видим и по отношению к эмоциям, переживаемым при опьянении. Диссоциация, хотя и редко, но наблю­дается в эмоциональной сфере: при том, что впечатле­ния чувственно насыщены, возможны отстранение, от­

чуждение, самооценка переживаний в конкретный мо­мент. К диссоциативным следует относить наплыв мыс­лей, а также ощущение пустоты в чувствах и мыслях, «остановку» мыслей при вытрезвлении. Естественно предположение, не суть ли это симптомы психическо­го автоматизма. Однако синдром психического автома­тизма — достаточно целостный комплекс со своими закономерностями в развитии. Здесь же мы видим де­тали, достаточно случайные, фрагментарные, изолиро­ванные. Так, в отличие от шперрунга как свойства про­цесса мышления имеет место полное опустошение — и эмоциональное, и волевое, и моторная обездвижен­ность; неуправляемость переживаний не сопровождает­ся чувством чуждости, насильственность редка; хотя бывают моменты наблюдения за переживаниями со стороны, переживания чувственно насыщены.

Третья характеристика — протопатичность ощуще­ний — глубинность чувствований, их безотчетность, не­объяснимость, диффузность, указывающие на вовлече­ние таламических структур.

Следовательно, та дезинтеграция психической дея­тельности, которая наблюдается при наркотическом опьянении, отражает острое многоуровневое поражение мозга. Не случайно Моро де Тур предполагал экспери­ментально изучить психиатрию с помощью гашиша. Действительно, не только при опьянении, но и при синдроме последствий мы можем наблюдать всю пси­хопатологическую синдромологию (см. ниже) — неиз­бежную, если исходить из клиники разовой интоксика­ции. Повторение общемозговой катастрофы, каким бы ни было приятным субъективное переживание, приво­дит к стабильному психическому расстройству.

Эйфория разнится не только структурой. Обычно эйфорию описывают как бы в одномоментном срезе. На самом же деле эйфория — динамичное состояние, она имеет свои внутренние и внешние законы движе­ния.

Эйфория складывается из последовательных фаз. Обычно в действии наркотика выделяют фазу эйфори­ческую и фазу последействия. Так, по существующим представлениям, морфин вызывает фазу эйфорической седации (переходящую иногда в сон) и фазу возбуж­дения после пробуждения. При более внимательном рассмотрении фаза эйфорическая оказывается состоя­щей из двух фаз, отличных по своим психопатологиче­ским и патофизиологическим характеристикам (конк­ретные характеристики фаз будут приведены при опи­сании частных форм).

Характер эйфории зависит от давности употребле­ния наркотика — от динамики болезни. Известно, что старые наркоманы не получают той эйфории, которую они знали в начале наркотизации. Но изменение эйфо­рии в процессе заболевания также имеет свои законо­мерности, выражающиеся в неравнозначной трансфор­мации отдельных фаз действия наркотика: снижение интенсивности, укорочение первой фазы и искажение последующих. Трансформация фаз действия наркотика приводит с течением болезни к тому, что действие нар­котика становится парадоксальным — не седативным, а возбуждающим.

В этой связи следует сказать, что наркологи выде­ляют «позитивную» и «негативную» эйфории. «Пози­тивная» — тоже общее понятие, которого придержива­ются психиатры и о неадекватности которого мы уже сказали. «Негативная» эйфория определяется в случа­ях, когда наркотик снимает субъективно тягостное ощущение (алгический синдром у ненаркоманов) или выравнивает дискомфортное состояние (купирование абстиненции у наркоманов); при этом особых, прият­ных ощущений не возникает. Мы, помимо собственно эйфории в ее структурном и фазовом выражении, на­ходим еще и две формы эйфории возбуждающей: сти­мулирующую (II стадия наркомании) и тонизирующую (III стадия наркомании). Клинически стимулирующая и тонизирующая эйфория практически идентичны. Раз­личать их, однако, необходимо потому, что патофизио­логический субстрат стимулирующей и тонизирующей эйфорий, бесспорно, неодинаков. Стимулирующая эйфория возникает в апогее заболевания (сформиро­ванная наркомания, II стадия), когда действие нарко­тика прочно извращено (см. симптом «трансформация действия наркотика»), тонизирующая — в конце бо­лезни. Таким образом, у наркоманов можно наблюдать три формы эйфории: собственно эйфорию (нетранс- формированную) с картиной седации, стимулирующую и тонизирующую. Только вначале седативный наркотик проявляет свойственный ему общеседативный эффект; в дальнейшем наркотик действует возбуждающе (пара­доксально), что наблюдается только у наркоманов.

Существуют и другие общие положения, определяю­

щие качество эйфории. Так, действие одного и того же раркотика зависит от способа введения. Особенно на­глядно сравнение результатов внутривенного и внутри­мышечного (перорального) введения опиатов.

Эйфория может меняться от внешнего вмешательст­ва. Ее можно усилить, применяя различные ненаркоти­ческие и даже немедикаментозные средства, — их хо­рошо знают наркоманы (наиболее употребляемое — тепло).

Эйфорию опийную, гашишную (в умеренной степе­ни) можно прервать волевым актом, эйфория под дей­ствием алкоголя и снотворных волевому усилию под­властна в ограниченной степени, под действием дислеп- тиков — неуправляема совершенно. Управление эйфо­рией, вероятно, зависит от степени помрачения созна­ния; в гашишном опьянении можно определить момент, после которого волевое управление утрачивается.

И,наконец, помимо общих особенностей эйфории, в каждом отдельном случае можно усмотреть влияние на нее качеств наркотизирующегося индивидуума.

Интенсивность эйфории как в начале, так и в про­цессе заболевания зависит от состояния, психического и физического, принявшего наркотик или от внешних обстоятельств, влияющих на состояние индивидуума. Играют роль искаженный предшествующий эмоцио­нальный фон, соматическая слабость, наконец, время года, температура окружающей среды, ‘обстановка при­ема.

Значение индивидуальных особенностей наркотизи­рующегося в характере эйфории не исследовано. Мы знаем, что есть люди, у которых алкоголь вызывает де­прессию или отрицательно окрашенную дисфорию. У части курящих гашиш первым его действием оказыва­ется страх, тревога. Известно, что у некоторых опио- манов первое употребление наркотика вызывало сома- товегетативную реакцию неприятия и психический дис­комфорт. Какими физиологическими параметрами оп­ределяется восприятие того или иного наркотика? Что в подобных случаях препятствует эйфории или ее из­вращает?

Меняет эйфорию установка на ожидаемый эффект (страх перед последствиями или, напротив, чрезмерные ожидания). Роль субъективного фактора наглядна при приеме снотворных. В начале заболевания, когда дей­ствие наркотика еще не искажено, человек может от одной и той же дозы или заснуть, или, преодолев сон­ливость, впасть в состояние эйфории, если именно с этой целью он принял наркотик. Интересно сравнение действия гашиша у того, кто выкурил сигарету с гаши­шем, не подозревая о том, что в ней содержался нар­котик, и у того, кто выкурил с целью наркотизации (см. часть III).

Субъективная установка — отношение к наркотику и его действию — воспитывается и социальной средой. В этой связи можно говорить, что характер эйфории определяется факторами культурно-социальными.

Примером может служить различная оценка гашиш­ной эйфории в странах европейской и азиатской куль­тур. Буддийская религия не только разрешает, но поощ­ряет прием гашиша браминами, ибо гашиш просветляет душу, очищает ее в нирване, приближает к богу. На ал­коголь же наложен запрет по причинам противополож­ным: он не усмиряет, а возбуждает животные начала в человеке, грязнит, разрушает душу. Такое объяснение различных видов эйфории, казалось, должно иметь ос­нованием различие субъективных эффектов этих двух наркотиков. Однако опрос американских и европейских гашишистов показал [СЬет.1.14. е{ а1., 1964], что они курят гашиш по тем же мотивам, преследуя те же цели, что и тогда, когда пьют спиртное: гашиш, по их словам, вызывает такую же релаксацию, такое же веселье и лег­кость общения, подъем либидо, что и алкоголь. И га­шиш предпочитается потому, что при том же эффекте не дает компрометирующего запаха и неприятного по­следействия. В ряде мусульманских стран, где алкоголь запрещен, гашиш принимается по тем же мотивам, что и вино в европейских, и дает тот же эффект.

В пределах одной культуры — тут можно говорить о влиянии различных микросред — примером может служить различие оценок действия снотворного. Если для большинства снотворное — препарат, вызывающий сон, то для молодого человека из круга, где употребля­ют наркотики, это препарат, который веселит.

Фактор культуры влияет не только на характер эйфории, но и на форму выражения эйфории. Приме­ром можно привести выражение алкогольного опьяне­ния у лиц различной степени интеллигентности. Эта закономерность, хотя и является артефактом по отно­шению к физиологической сущности эйфории, не мо­жет не учитываться при клинической оценке.

Эйфория — сложный феномен, заслуживает быть темой специального исследования с привлечением фи­зиологических, фармакологических, психологических и социальных методов изучения.

bib.social

Состояние наркотического опьяненияСостояние наркотического опьянения возникает при приеме какого-либо наркотического средства, будь то алкоголь или наркотики.

Проявления состояния наркотического опьянения подразделяются на физиологические, поведенческие симптомы и так называемые улики.

К физиологическим признакам состояния наркотического опьянения относятся:

— побледнение кожного покрова;

— изменение диаметра зрачков: шире или уже;

— помутнение взгляда и покраснение глаз;

— медлительность и заторможенность речи;

— расстройства двигательной координации.

К поведенческим симптомам наркотического опьянения относятся:

— усиливающееся равнодушие ко всему, что происходит во внешнем мире;

— стремление уединиться, например, уход из дома или школы;

— ухудшающаяся память и сложности с концентрацией внимания;

— неадекватность и враждебность к мнениям со стороны;

— частые просьбы дать в долг денег;

— резкие перепады настроения;

— пропажа драгоценностей, денег и других дорогих вещей из дома;

— постоянные звонки по телефону, характер которых наркоман не хочет раскрывать.

К уликам относят:

— точки от игл шприцов, гематомы и ссадины;

— закопченные чайные ложки, таблетки и капсулы, флаконы и бумажки, скрученные в трубочки.

Признаки состояния наркотического опьянения могут отличаться в зависимости от того, каким наркотическим веществом они вызваны.

Состояние наркотического опьянения при употреблении героина и опиума

К внешним признакам относятся значительное сужение диаметра глазных зрачков, покраснение глаз и нездоровый блеск, синяки и отеки под глазами, заторможенное дыхание, чесотка кожи, вялость и сонливость, пассивность и желание одиночества, апатия. Героин и опиум расслабляют сознание, заставляя человека впадать в состоянии эйфории.

Состояние наркотического опьянения при употреблении препаратов конопли

К внешним признакам состояния наркотического опьянения при употреблении препаратов конопли относят расширенные зрачки и появление блеска в глазах, опухание век и синяки под глазами, сухость губ и дурной запах из полости рта. Одежда наркомана отдает специфическим запахом гари. Со стороны изменений поведения отмечается неадекватная веселость, резкий и беспричинный смех, неспособность сконцентрировать внимание. Все эти поведенческие признаки чередуются с резким наступлением грусти и печали, агрессии и недоверия к окружающим.

Состояние наркотического опьянения при употреблении кокаина

Воздействие кокаина отличается возбуждением и способностью не уставать длительное время, человек ощущает превосходство над другими. Эти признаки сменяются бессонницей и истощением, тремором рук и ног.

Состояние наркотического опьянения при приеме амфетаминов

При амфетаминной наркомании расширяются зрачки, а глаза заметно округляются, активность и выносливость повышаются. Все движения и жесты наркоман выполняет очень быстро, так как испытывает непреодолимое желание что-то делать, куда-то двигаться. Во время опьянения ощущается сильное половое влечение и отсутствие усталости, желание говорить и учащенное сердцебиение.

Состояние наркотического опьянения при употреблении галлюциногенов

Внешние симптомы заключаются в расстройстве сознания и ухудшении зрения, в нарушении двигательной координации и возникновении галлюцинаций. У наркомана возникает паника и страх. Часто после того, как наркотик «отпустил», зависимый человек ничего не помнит. Нередко при таком состоянии наркотического опьянения отмечается расстройство, выражающееся в раздвоении личности. Человек сконцентрирован только на своих ощущениях. Такое опьянение, как правило, продолжается в течение пяти часов.

medbaz.com

Состояние наркотического опьянения: что делать и где искать помощи?

Расширен термин и «наркотические средства». Формально наркотиком, который вызывал наркотическое опьянение, считаются «наркотические средства, психотропные вещества или их аналоги, новые потенциально опасные психоактивные вещества».

Ужесточились и правила медосвидетельствования, и наказания за наркотическое токсическое опьянение и употребление наркотиков, поскольку видов наркотиков стало слишком много, а наркомания в России набирает  угрожающие обороты.

Есть подозрения? 

Обращайтесь за консультацией 

8 800 200 00 62

Признаки наркотического и алкогольного опьянения

Первые признаки алкогольного опьянения очевидны и знакомы практически каждому. Это специфический запах, исходящий  от человека, так называемый «перегар», «сифон», как его именуют на общеупотребительном слэнге. Помимо этого наблюдается:

  1. Нарушенная координация.

  2. Расконцентрированный взгляд.

  3. Несвязная речь.

При сильной степени алкогольного опьянения начинается тошнота, рвота, человек ведет себя или нарочито смело и развязно, или грубо, агрессивно. Разговаривает громким голосом, теряет страх смерти, необъективно оценивает окружающую обстановку. Его «тянет на приключения». При очень сильном алкогольном опьянении отказывают ноги, он падает, начинаются провалы в памяти (на следующий день он не помнит, что делал и почему).

С наркотическими средствами дело обстоит сложнее

Внешний вид и поведение наркомана

Человек выглядит неадекватно или ведет себя крайне странно. Поведение и физиологические проявления зависят от вида принятых наркотических веществ, о чем будет сказано ниже.

Характерными признаками наркотического опьянения можно считать некоторая расслабленность тела, как бы обмякшая поза, бессмысленно блуждающий взгляд, вялая речь, раздражительность или наоборот, полная апатия и подозрительная блаженная умиротворенность. Наблюдаются резкие перепады настроения: от странной разговорчивости, смешливости до злобной агрессивности. Агрессия — проявление приема ЛНДВ и снотворно-седативных препаратов. При приеме ЛНДВ также характерен специфический сладковато-ацетонный запах от тела и изо рта.

Если наркоман активен, то он не ведет себя в нормальном темпе, а все время суетится, что-то трогает, перебирает в руках, использует предметы не по прямому назначению. Если его клонит в сон, то он практически сразу засыпает.

Движения могут быть раскоординированы, но при приеме разных препаратов либо резкие и размашистые (каннабиоиды), либо медленные и странно плавные (ЛСД), резкие и отрывочные (алкогольное опьянение). Также наблюдается тремор, человек не может ровно и правильно писать, если общается в интернете, путается местами буквы и слоги, делает опечатки, строит невнятные фразы.

При употреблении, например, эфедрона или марихуаны наблюдается подчеркнутая выразительность и ясность речи, а при других формах опьянения речь, наоборот, путанная, невнятная, артикуляция сбита, мысли скачут резко и непредсказуемо, человек резко забывает, о чем он говорил.

наркотическое опьянение.pngИзменение зрачков и цвета кожи, состояние слизистых

При наркотическом опьянении снотворными препаратами, успокоительными, ЛНДВ, каннабиоидами, глаза краснеют, лицо наливается кровью. При употреблении опиатов и эфедрона кожа бледнеет, становится мертвенно-белой. При длительном употреблении эфедрона и героина кожа приобретает землистый или желтушный оттенок, отекают веки, особенно верхние.

 

При употреблении опиатов зрачки сужаются до размера спичечной головки, а при любых других видах наркотического опьянения зрачки расширены, на свет не реагирует, усиливается блеск глаз.

Признаки употребления отдельных видов наркотиков

Дополнительную информацию о состоянии человека можно получить, если знать, какой вид наркотика он употреблял. Что делать при алкогольном опьянении или опьянении наркотиками? Прежде всего, определите навскидку, какой наркотик употребил человек. Если речь идет о героине, снотворных или стимуляторах, состояние пациента опаснее для его здоровья, чем при употреблении галлюциногенов или канабиоидов. К тому же, при употреблении отдельных видов наркотических веществ человек может представлять угрозу для окружающих и лечение наркомании становится необходимым действием.

Опиаты — героин, дезоморфин, кодеин, опий, маковая соломка

При их употреблении характерна странная нерегулярная сонливость, излишня покладистость и добродушное настроение. Речь заторможенная, восприятие притуплено. Сердцебиение замедлено, болевой порог занижен, аппетита нет. Зрачки узкие.

Человек начинает прятаться от света, стремится остаться в темноте, несмотря на время суток. Подчиняем, управляем. Жажды нет, рефлексы ослаблены или не проявляются вообще.

Признаки употребления препаратов конопли

При употреблении небольшой дозы препарата возникает эйфория и состояние беззаботности, а также сильная жажда и голод, когда препарата употреблено больше. Начинаются звуковые и визуальные галлюцинации, искажается восприятие реальности, возникает сильная чувствительность к воздействию света, при этом расширенные зрачки не могут сузиться. При слишком большой дозе начинается заторможенность мышления, вялость, панические атаки и страхи.

Внешние признаки наркотического опьянения стимуляторами

Эйфория и безмятежность, раскрепощенность, гиперактивность, сексуальное раскрепощение, пропадает чувство голода, сбивает режим сна и бодрствования. Человек способен подолгу совершать однообразные монотонные действия и не ощущать усталости. Зрачки расширены, повышается кровяное давление.

опьянение от наркотиков.pngПризнаки опьянения галлюциногенами

Учащенный пульс, расширенные зрачки. Руки дрожат, давление повышено. Человек находится в состоянии прострации, видят несуществующие образы и чувствуют пространство непривычным образом, например «слышат цвет» и «видят звук». Перевозбуждение, обманное чувство легкости тела, утрата самоконтроля и плохая координация движений. Полезно ознакомиться со статьёй: отходняки от соли и спайса, как отойти от амфетамина и кокаиновые отходняки. Это полезная информация для тех, кто хочет избавиться от последствий наркотического опьянения. 

Состояние наркотического опьянения седативными препаратами и снотворным

Резкая заторможенность движений, невнятная сбивчивая речь, состояние схожее с алкогольным опьянением. Агрессия, грубость, раздражительность, затем неизменно наступает сильное депрессивное состояние.

Если вы заметили подобные признаки у ваших близких и не знаете, что делать при наркотическом опьянении, немедленно звоните наркологу. Телефон работает круглосуточно. Консультация дежурного специалиста бесплатная.

Помните: промедление опасно для жизни и здоровья человека.

24help7.ru

Общие признаки употребления наркотиков

Наркозависимость выражается также в нарушении сна, мышечных и суставных болях, нестабильном артериальном давлении, сухости во рту, снижении половой потенции, нарушении менструального цикла, похудении, нарушении защитных свойств организма и др.

ОПИАТЫ

Морфин: опиум, героин, кодеин

Признаки употребления – сильное сужение зрачков, глаза слегка красноватые и сильно блестят; синяки под глазами, поверхностное прерывистое замедленное дыхание; кожный зуд (особенно нос); вялый и сонный вид; сбивчивая речь; пассивность и общая расслабленность; апатичность ко всему, кроме себя; эйфория и беззаботность; чрезмерная «смелость» и решимость; нервозность; сухость кожи и слизистых покровов (губ, языка); поверхностный сон; уменьшение выделения мочи; частые запоры; при простуде отсутствует кашель; небольшое понижение температуры тела.

Метадон: синтетический наркотик опиатной группы

Признаки употребления – действует от 1-3 суток; замедленная и сбивчивая речь; замедленные движения; раздражительность по пустякам; нарушение аппетита; поверхностный сон; поверхностное дыхание; «добродушие»; легкий кожный зуд

Вред здоровью, причиняемый опиатами – употребление опиатов влечёт за собой заболевание гепатитом, сифилисом, СПИДом, повреждение печени, лёгких, сердца, развитие энцефалопатии (которая заключается в гибели значительного количества клеток головного мозга), резкое снижение иммунитета, высокий риск развития гнойно-инфекционных осложнений.

Особое место в нарушении здоровья опиатных наркоманов занимают заболевания костной и зубной тканей, непосредственно нарушая обмен кальция в организме.

В период вывода из организма наркотика у наркомана наблюдается сильные физиологические неудобства, называемые «ломкой». Они выражаются в болях в суставах, тошноте, рвоте. Это состояние наблюдается через 16-24 часа после приёме наркотика.

Даже первая доза способна вызывать очень сильный эффект привыкания (зависимость), сначала психологического, затем физиологическую.

КАННАБИОЛЫ

Препараты из конопли: марихуана, анаша, гашиш, план, ганджа, чарас, ма, киф, дача, синтетический каннабинол, хэмп

Признаки употребления – зрачок немного расширен; блеск в глазах; покраснение белков глаз; слегка припухшие веки; постоянное облизывание губ; неприятный запах изо рта; специфический запах гари от одежды; чрезмерная весёлость и смех без причины; ослабление внимания; сбивчивость мыслей; нарушение памяти; повышенная потребность в речевом общении, со временем сменяющаяся на желание одиночества под музыку (часами); непонятные высказывания; бессвязная речь; в высказываниях заметно отсутствие логики между фразами; перескакивание с темы на тему; в разговоре уделение внимания малозначительным деталям; глуповатый тон разговора; легкое нарушение координации движений; иногда галлюцинации; при резкой смене обстановки – страх и параноидальные явления; усиление аппетита («прожорливость»); общая эйфория и благодушие; учащенный пульс; сухость ротовой полости и губ.

Вред, причиняемый здоровью — употребление наркотиков этой группы приводит к снижению познавательных способностей человека. Даже при небольших дозах может ухудшиться память, особенно кратковременная (оперативная) память, столь важная для учебного процесса. У курильщиков марихуаны в первую очередь приходят в негодность лёгкие, серьёзно поражается печень, сердце, отмечается разрушение функции понимания задач и целей, ослабевает внимание и способность сосредоточения. Начинают исчезать желания, потребность в коммуникации.

В результате ранее весёлый и энергичный человек становится апатичным, вялым, медленно соображающим, тревожащимся по самому незначительному поводу субъектом, крайне тягостным для себя, и близких. Курить коноплю ему уже не хочется, но, состояние психической полуразрушенности сохраняется навсегда.

Потребление наркотиков из конопли провоцирует потребление других наркотиков.

ПСИХОСТИМУЛЯТОРЫ

Кокаин

Признаки употребления – чрезмерно возбуждённое состояние; отсутствие усталости; ощущение силы и превосходства; отсутствие аппетита; истощение; бессонница; иногда дрожание конечностей; галлюцинации.

Метамфетамин; Амфетамин

Признаки употребления – зрачок расширен; глаза округлены как у «совы»; повышенная активность и выносливость организма; все движения и действия выполняются в ускоренном темпе; потребность постоянно двигаться и что-то делать; ощущение эмоционального подъёма; эйфория; чрезмерно «хорошее» настроение; переоценка своих возможностей; отсутствие чувства голода; повышенная сексуальная активность; сильное желание говорить; учащенный пульс.

Вред, причиняемый здоровью – употребление психостимуляторов вызывает осложнения со стороны сердца (аритмии и внезапные остановки сердца). Вследствие употребления, развиваются тяжелейшие депрессии, которые достигают степени психоза. Психозы, осложняется галлюцинациями и бредом, чувством тревоги и страха. В таком состоянии больному кажется, что за ним следят, собираются убить, ограбить или арестовать. В результате он пытаются убежать (иногда и в окно), защищаться (ножом и т.д.). Употребление эфедрона приводит к параличу нижних конечностей и развитию слабоумия, причём ни паралич, ни слабоумие нельзя вылечить.

СЕДАТИВНО-СНОТВОРНЫЕ СРЕДСТВА

Барбитураты

Признаки употребления – зрачки нормальные, но глаза сонные; затруднённая речь и заикание; сонливость; помрачнение сознания; галлюцинации; неконтролируемые и нескоординированные движения, нарушение равновесия (как у пьяного); замедленные психические реакции; затруднённый мыслительный процесс и скорость принятия логического решения; нерешительность; туманные высказывания; подавленность настроения, слабое дыхание и пульс.

Бензодиазепин

Признаки употребления – сонливость; вялость; спутанность сознания; замедленная реакция; нарушение способности сосредотачиваться; вялая сбивчивая речь; ощущения головокружения; мышечная слабость; неуверенная походка; галлюцинации; суицидальные наклонности, сухость во рту.

Вред, причиняемый здоровью – физическая зависимость от барбитуратов выражается не только в плохом самочувствии, но и, прежде всего в стойкой и длительной бессоннице, развиваются психозы, сопровождаемые галлюцинациями и бредом преследования и ревности. Не минует барбитуроманов и дистрофия (истощение) сердечной мышцы, а также печени. Обычно больные барбитуровой наркоманией погибают из-за энцелопатии и связанных с ней осложнений (судорожных припадков и несчастных случаев во время психозов).

ГАЛЛЮЦИНОГЕНЫ

Фенциклидин – РСР («пи-си-пи», «ангельская пыль»)

Признаки употребления – нарушение зрения и сознания; нарушение координации движений; галлюцинации; страх и паника; частая потеря памяти; неспособность совершать целенаправленные действия; повышенная энергичность; жизнерадостность; внимание сосредоточено на внутренних переживаниях; раздвоение личности; период опьянения длится от 4 до 6 часов; повышение артериального давления; потливость; рвота; головокружение.

Вред, причиняемый здоровью – все без исключения – галлюциногеные препараты губительны для психологического здоровья, они исключительно агрессивны в отношении головного мозга. Их употребление приводит к потере энергичности, жизнерадостность и способность совершать целенаправленные действия – точно так же, как больной, длительно страдающий шизофренией.

ЛСД – является боевым отравляющим веществом и рассчитан на поражение живой силы противника во время войны, а также для подавления воли попавших в плен и т. д..

мвд.рф

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.