Пэлл мэлл

Пэлл Мэлл, клубы джентльменов

Пэлл Мэлл — Pall Mall. Улица Лондона Пэлл Мэлл получила своё название в XVII веке от проводившихся тут игр в paille maille (шары, предшественник крикета) — а вовсе не от известной марки сигарет… скорее, наоборот (они появились только в 1899 году)! В викторианскую эпоху, с конца XIX века, и доо сих пор на Pall Mall располонаются знаменитые английские закрытые клубы джентльменов (в частности The Reform Club — пари из романа Жюля Верна «Восемьдесят дней вокруг света», было заключено Филеасом Фоггом с председателем этого клуба). Старший брат Холмса Майкрофт Холмс имел квартиру на Pall Mall. И это была первая улица в Лондоне, где появились газовые фонари — они стоят до сих пор и освещают её!


 

Несколько подробнее о джентльменских клубах и их адресах, конечно. В таких клубах как минимум 200 лет решались судьбы империи, заключались самые потрясающие сделки и пари. Чтобы вступить в клуб нужна рекомендация от других его членов. Стоит это примерно £900 в год. Ранее в клубах право членства имели британские граждане. Однако теперь членами некоторых клубов могут быть иностранцы, а также женщины, но при этом они должны строго следовать традициям и правилам заведения. Закрытые джентльменские клубы функционировали (и функционируют), соблюдая ряд строжайших правил. Например, в клуб Boodle’s (он, правда, расположен на Сент Джеймс Стрит) можно ходить только в темно-синем пиджаке. Женщин в некоторые клубы по сей день не допускают, для них и для свиданий с ними заведены отдельные комнаты. В любом клубе вас встретит привратник, который вежливо ответит на все вопросы. Но внутрь не пустит — разве что только с членом клуба. Для посещений открыт Travellers Club — правда, только раз в три года. Travellers Club (дом №106) основан в 1819 году; каждый его член должен был в своих путешествиях удалиться от Лондона не менее чем на 800 км (сейчас от них требуется хотя бы раз побывать за границей).
мната под названием «Кофейная» — единственное помещение в этом клубе, где нельзя пить кофе. Клуб Athenaeum (дом №107) популярен среди епископов. Клуб Athenaeum (1827-1830 год,  архитектор Децимус Бартон — Decimus Burton) находится уже в самом конце улицы, на углу площади Ватерлоо. Напротив стоит клуб джентльменов United Services Club, который строил Нэш в 1827 году, но переделывал, опять же, Бартон в 1858 году. Его адрес 116, Pall Mall. И с 1978 года он как клуб не работает (теперь это так называемый Institute of Directors)… Известно, что пари из романа Жюля Верна «Восемьдесят дней вокруг света», было заключено Филеасом Фоггом с председателем The Reform Club, который реально существует и тоже расположен на Pall Mall Street. Reform Club (дом №104) был основан сторонниками реформы 1832 года, ограничившей влияние аристократии на палату общин. Junior Naval and Military Club расположен в довольно примечательном доме №66-68 на Pall Mall. Также функционируют  Army and Navy Club, Oxford and Cambridge Club и Royal Automobile Club. У каждого из них есть своя реликвия: кресло Чарлза Диккенса, посмертная маска Наполеона, стол, сделанный из корабля Нельсона… На этой улице также ранее располагались Королевская академия искусств и Национальная галерея (была в доме 100 на Pall Mall с 1824 по 1834 годы).


Источник: columb.su

Сигареты марки Pall Mall были представлены в 1899 году компанией Butler & Butler Company. Изначально они позиционировались как сигареты премиум класса. Название сигарет Pall Mall происходит от названия популярной игры 17 века, в которой использовались шар и лопатка — palla и maleus.

В 1907 году марка Pall Mall была куплена компанией American Tobacco. Именно на этих сигаретах новые владельцы тестировали все нововведения в дизайне и технологии производства, а именно: размер king-size (в настоящее время стандартный размер для сигарет 85 мм), новый способ забивки табака, который делает курение сигарет легче и приятнее.

Реклама сигарет Pall MallPall Mall достиг высшей точки популярности в 1960 году, когда эта марка стала маркой номер один в США. Риск в экспериментах с дизайном оправдал себя. Pall Mall выпустили новые длинные сигареты (100 мм), тем самым создав новый стандарт в производстве сигарет.

Pall Mall достигли популярности в 1960, тогда они стали маркой номер один в США.
тот период на пачке рекламировались азартные игры, что способствовало продажам. В том же году компания пустила в продажу сигареты «longs», или 100-миллиметровые сигареты (создав новый стандарт, на сей раз для длинных сигарет). Позже в 1966 компания Winston стала поступать подобным образом. Что привело к тому, что Pall Mall стала терять позиции на рынке. Интересно, что при появлении в 1940 у Pall Mall был лозунг «travels the smoke further» («доставляет дым дальше»). Более известным слоганом стали слова «Выдающиеся» и » Умеренные»в рекламе сигарет на протяжении 50-х и 60-х годов двадцатого века.

В 1994 Pall Mall и Lucky Strike были куплены Brown & Williamson Tobacco Corporation, поскольку American Tobacco начала терять позиции на рынке. Cигареты Pall Mall значительно отстали от своих конкурентов, так как все еще оставались сигаретами без фильтра. Только в 1987 году сигареты были оснащены фильтром и выпущены на рынок.

30 июля 2004 года происходит слияние компаний Brown & Williamson и R. J. Reynolds Tobacco, на тот момент R. J. Reynolds Tobacco переживала тяжелые времена. Совместная компания получает название R. J. Reynolds Tobacco Company. Компания продолжает выпуск сигарет без фильтра и Pall Mall с фильтром для американского рынка. В то время как British American Tobacco делает и продает Pall Mall вне США.


Сигареты бренда Pall MallВ настоящее время Pall Mall — одна из самых знаменитых международных марок «Бритиш Американ Тобакко», которая продается в 60 странах мира.

Кроме размера, производители Pall Mall неустанно экспериментировали и с технологией производства сигарет. В результате этих экспериментов им удалось существенно изменить вкус бренда. Новая технология набивки табака позволила сделать процесс курения более легким, избавила курильщиков от першения в горле. Сигареты стали отличаться очень нежным мягким вкусом, который позволяет выделить эту марку среди других и сегодня.

Единственное, что не менялось со времен основания бренда, это логотип сигарет. Знаменитый логотип Pall Mall, его запоминающееся начертание в стиле арт нуво – все это стало неотъемлемой частью дизайна упаковки сигарет. На пачке изображен герб с двумя королевскими львами, опирающимися на щит с девизом «Per aspera ad Astra» (Через тернии к звездам). Этот же девиз можно увидеть на государственной печати Канзаса. Чуть ниже щита находится знамя с еще одним латинским девизом – «In hoc signo vinces» (Под этим знаменем ты победишь). Еще один знаменитый слоган Pall Mall, который фигурирует на упаковке – «Wherever Particular People Congregate».


Сегодня сигареты Pall Mall успешно продаются более чем в 100 странах мира и имеют большую популярность. Удобный дизайн пачек, прекрасно узнаваемый логотип, привычный вкус — все это делает сигареты Pall Mall любимыми сигаретами, которым не хочется изменять.

С момента появления на российском рынке в 1997 году Pall Mall пользуется неизменной популярностью среди взрослых потребителей до 30 лет.

В 2005 году Россия стала первой страной в мире, где Pall Mall появился в новом формате «суперслимз».

В 2008 году Pall Mall очередной раз сменили свой облик: цвета пачки поменялись на ярко синий, оранжевый и красный. Теперь в основную линейку Pall Mall входят три версии: Pall Mall RED с содержанием 10 мг смолы и 0,8 мг никотина; Pall Mall BLUE с содержанием 7 мг смолы и 0,6 мг никотина; Pall Mall AMBER с содержанием 4 мг смолы и 0,4 мг никотина.

Сигареты Pall Mall Super SlimsPall Mall — Pall Mall MENTHOL и сигареты формата Super Slims: Pall Mall Super Slims Tropic Twist, Pall Mall Superslims Blue, Pall Mall Superslims Menthol, Pall Mall Superslims Aromatic.

Источники: www.sns-sigareti.ru, www.tabacum.ru, www.wikipedia.org, www.batrussia.ru.

Источник: company.unipack.ru

Ссылки

  • На Викискладе есть медиафайлы по теме Пэлл-Мэлл

Координаты: 51°30′25″ с. ш. 0°07′59″ з. д. / 51.50694° с. ш. 0.13306° з. д. / 51.50694; -0.13306 (G) (O)

пэлл мэллер, пэлл мэллори


Пэлл-Мэлл Информацию О

Пэлл-Мэлл


Источник: www.turkaramamotoru.com

Трехэтажный особняк на Пэлл-Мэлл. Подъезд с номером 104 на высоком цоколе. Кроме номера дома, тщетно искать тут какую-либо другую надпись. Считается, что те, кому надо, и так знают, где расположен Реформ-клуб, один из прославленных лондонских клубов, сосредоточенных на улицах Пэлл-Мэлл и Сент-Джеймс; тот самый Реформ-клуб, откуда начал и где закончил свое путешествие вокруг света за 80 дней знакомый читателям Жюля Верна английский джентльмен по имени Филеас Фогг.

Нажав бронзовую рукоятку, я потянул на себя резную дубовую дверь, переступил порог и оказался перед величавой фигурой швейцара со взглядом главы государства, принимающего верительные грамоты.

– Сэр?..

Трудно описать словами сложную эмоциональную гамму, которая окрашивала это единственное слово. Была в нем и предупредительность, и подспудное высокомерие к постороннему, и та подчеркнутая учтивость, которая принята здесь обитателями высших сфер в общении с простыми смертными. Стараясь избежать суетливости, в которую порой впадаешь, когда приходится предъявлять водительские права инспектору ГАИ, я достал визитную карточку и как можно небрежнее произнес:

– Меня ожидает мистер такой-то. С тем же выражением вежливой невозмутимости швейцар слегка наклонил голову:

– Гардероб налево вниз, сэр. А мистер такой-то ждет вас в холле.

Холл Реформ-клуба – это поистине дворцовый зал, обрамленный двухъярусной колоннадой и перекрытый застекленным куполом. Мраморный мозаичный пол, темное золото коринфских колонн, обитые шелком стены. Архитектор Чарлз Бэрри, удачно воссоздавший традиции готики в своем проекте нынешнего Вестминстерского дворца, выстроил дом номер 104 на Пэлл-Мэлл в стиле Палладио. Реформ-клуб был предназначен стать оплотом английских либералов. Именно здесь обсуждались планы политического противоборства, которое когда-то вели между собой за власть виги и тори; именно здесь встречались со своими единомышленниками лидеры либеральной партии от Гладстона до Ллойд Джорджа.

В холле слышится приглушенный гул голосов. Несколько десятков человек степенно переговариваются, держа в руках бокалы с шерри. Что связывает их с именитыми вигами викторианской эпохи, чьи бюсты расставлены в нишах между колонн, чьи портреты развешаны на стенах?

До сих пор каждый вступающий в Реформ-клуб обязан торжественно заявить, что он, во-первых, поддерживает реформы 1832 года и что, во-вторых, он не банкрот. В остальном же его членство практически не связано с партийной принадлежностью (хотя ревностный тори, скорее всего, предпочтет Карлтон-клуб).

Само слово «Реформ-клуб» должно было воплощать идею бунта против консерватизма. Но до чего своеобразны эти английские бунтари-реформаторы! «Членов клуба просят соблюдать правило о том, что дамы, являющиеся их гостями, не имеют доступа на галерею» – гласит надпись на парадной лестнице. Проявив в XX веке неслыханный для улиц Пэлл-Мэлл и Сент-Джеймс либерализм, Реформ-клуб решился открыть для женщин двери этой обители поборников женского равноправия. Однако подобная уступка времени была сделана с оговорками. Женщины вправе находиться только в одной из гостиных и обедать лишь в отдаленном конце зала за последней парой колонн.

За высокими окнами столовой зеленеет безукоризненно ухоженный газон. Великовозрастные официанты с бакенбардами вельмож XIX века разносят графинчики кларета. Что же касается самого обеда, то его подают женщины. Их первое появление здесь в качестве официанток в 1914 году было со стороны джентльменов демонстративной жертвой на алтарь патриотизма, пока шла Первая мировая война. То же самое вновь повторилось в 1939 году, однако на сей раз женщины остались тут навсегда, уже как вынужденная жертва на алтарь экономии.

Другую уступку времени олицетворяет собой электрическая кофеварка на галерее. Джентльмены сами наливают себе кофе, прежде чем идти дремать в библиотеку.

– Считается, что это лучшая клубная библиотека в Лондоне, – полушепотом говорит мой спутник, оставляя меня наедине с книжными полками и старыми кожаными креслами.

Пока он курит послеобеденную сигару где-то по соседству, с любопытством оглядываюсь по сторонам. «Тишина!» – возвещает плакат со стены. В библиотеке действительно царит молчание, нарушаемое лишь шелестом газетных страниц, звяканьем чашек о блюдца да посапыванием дремлющих джентльменов. Самая зачитанная из всех книг на ближайших полках – это справочник о титулах. В нем можно прочесть, какую школу и какой колледж окончил лорд такой-то, в каком полку он служил, за кого вышли замуж его дочери. Такова, стало быть, изнанка английской щепетильности: не решаясь задавать собеседникам личные вопросы, члены клуба вынуждены черпать сведения друг о друге из таких вот официальных справочников. Портреты на стенах, бюсты в нишах, дремлющие фигуры в глубоких креслах – все это неподвижное безмолвие словно переносит в музей восковых фигур, заставляет вспоминать услышанный от хозяина за столом старый каламбур: «Клуб – это место, где можно молчать или дремать в компании интереснейших людей, платя за эту привилегию сто фунтов стерлингов в год».

Можно ли принимать эту шутку всерьез? Почему столь живучи лондонские клубы? Каким целям они служат? В последнее время много говорят и пишут о закате этих джентльменских святилищ, о том, что для них наступили трудные времена. Действительно, из ста двадцати клубов, процветавших в британской столице до Второй мировой войны, до наших дней дожили лишь около сорока. Остальные либо вовсе прекратили свое существование, либо слились с другими. Содержать помещение, нанимать рабочую силу становится все труднее. А повышать членские взносы – значит терять клиентуру, что, в свою очередь, ведет к новому увеличению взносов и новым потерям. Как выразился один из менеджеров на Пэлл-Мэлл, «клубам в наши дни приходится тратить больше, а джентльмены стараются тратить меньше».

Дело не только в том, что джентльмен XIX века был более свободен в средствах. Сам его день складывался иначе – и во времени, и в пространстве. Чаще всего он жил в непосредственной близости от Пэлл-Мэлл и Сент-Джеймс, так что клуб служил ему вторым домом. Ныне же, когда состоятельные люди переселились в предместья, подальше от тесноты, шума и копоти большого города, мало кому охота оставаться в центре города после рабочего дня. Потомки былых завсегдатаев клубных гостиных, бильярдных и курительных комнат разъезжаются по домам, к своим семьям, палисадникам и телевизорам. Так что обычай коротать вечера на Пэлл-Мэлл или Сент-Джеймс поддерживают теперь разве что провинциалы, приезжающие по делам в Лондон (клубы предоставляют своим членам комнаты для ночлега по гораздо более умеренным ценам, чем в гостиницах), да мужья, дожидающиеся развода.

Однако даже если разговоры о закате лондонских клубов не лишены оснований, вряд ли можно утверждать, что дни их сочтены. Ибо любой из особняков на Пэлл-Мэлл и Сент-Джеймс – это не просто «место, где можно молчать в компании людей, объединенных общностью интересов». При всех переменах послевоенных лет клубы сохранили свою главную функцию: быть местом, где стыкуются, более того – исподволь приводятся к общему знаменателю интересы различных кругов, составляющих верхушку британского общества.

Британия, подчеркивает английский публицист Клайв Ирвинг, управляется через разветвленную сеть личных контактов и связей – самую скрытую систему правления в западном мире. Британцы изобрели джентльменский клуб, и различные вариации клубных принципов являются неотъемлемой чертой потайного механизма власти. В то время как более разительные атрибуты классовой системы исчезли, клуб попросту перенес их в подполье. Вряд ли можно придумать более благовидное прикрытие для дискриминации, более удобную форму для отсеивания элиты общества, чем лондонские клубы, каждый из которых вправе сам определять условия для членства в нем.

Между особняками на улицах Пэлл-Мэлл и Сент-Джеймс существует негласная, но строгая градация. Каждая ступень этой лестницы имеет как бы свое решето, которое отсеивает все более и более узкий круг избранных. Того, кто удостоен членства в наиболее старых и почитаемых клубах «Уайтс» (1693), «Буддлз» (1762) или «Брукс» (1764), охотно примут в «Этенеум» (1829), «Карлтон» (1832), «Реформ» (1836) – словом, в любой из трех дюжин других клубов. Перемещение же снизу вверх куда труднее. Меняется решето – меняется и калибр личностей, общающихся под одной крышей, а стало быть – кругозор их интересов, масштабность проблем, которые они обсуждают.

Термин «истеблишмент», трактуемый ныне как устои власти, как совокупность очевидных рычагов и скрытых пружин механизма управления, вошел в политический лексикон Лондона сравнительно недавно. (Прежде, в течение четырех веков после того, как Генрих VIII в 1534 году порвал с римским папой, под «истеблишментом» понималась англиканская государственная церковь, тогда как тех, кто не желал примыкать к ней, именовали «диссидентами».)

Правящие круги Великобритании – понятие отнюдь не однозначное. Тут родовые кланы старой земельной аристократии и тесно связанная с ними чиновничья элита; тут финансовая олигархия и большой бизнес; тут профессиональные политики и газетные магнаты. У каждой из таких групп могут быть и свои, частные интересы, свои, отнюдь не во всем совпадающие взгляды на проблемы дня, свой подход к ним. Британский истеблишмент основан на принципе разделения труда. При сложном переплетении приводов власти они освобождены от жесткого взаимоподчинения, и каждый из них в своей сфере в значительной степени автономен. Общая политическая линия правящих кругов – это как бы равнодействующая, которая вырисовывается из подчас несовпадающих интересов различных полюсов власти на основе взаимных компромиссов. Этот процесс «выявления политики» складывается в основном из частных рекомендаций, отнюдь не имеющих обязательной силы, но в конечном счете весьма результативных.

Обедая в клубе с редакторами двух воскресных газет и директором телевизионной компании, управляющий Английским банком может посетовать, что легкомысленная сенсационность, с которой пресса расписывает очередной приступ валютной лихорадки, наносит большой урон финансовым интересам Британии. Это, разумеется, не директива, а лишь частное мнение. Оно вряд ли разом изменит тон комментариев, но, по всей вероятности, приведет к постепенному перемещению акцентов.

– Люди часто забывают, – говорит лорд Чандос, – что за словом «истеблишмент» кроется гигантский обмен информацией. К примеру, кто-то подходит ко мне в клубе и говорит: «Как насчет назначения такого-то председателем того-то?» А я отвечаю: «М-м, пожалуй». «Спасибо, старина, – кивает он. – Это все, что я хотел узнать».

Хотя на Пэлл-Мэлл и Сент-Джеймс вроде бы и не полагается говорить о делах, именно в таких мимолетно брошенных фразах подчас предрешаются многие политические и деловые вопросы, обговариваются важные назначения и перемещения.

– Нет ничего, что не могло бы быть решено в течение часа за бокалом шерри в клубе «Уайтс», – говорят в британских коридорах власти.

Как удобный и отлаженный канал для сведения многих точек зрения, из которых вырисовывается некая равнодействующая, клубы играют весьма существенную, хотя и не поддающуюся точному учету роль в политической системе Великобритании. В неофициальной, но надежно огражденной от посторонних атмосфере клубных гостиных, среди потертых кожаных кресел и старинных портретов вступают в соприкосновение друг с другом разнородные силы, образующие сложную молекулу истеблишмента. Именно в клубах вплоть до главного из них – палаты лордов – аристократы общаются с банкирами, промышленники – с министрами, владельцы газет – с парламентариями. Разумеется, подобные контакты происходят и в других местах, но клубы предоставляют для этого самый удобный, проверенный, традиционный канал. Где бы ни принимались окончательные решения, они чаще всего предварительно обговариваются, согласовываются и шлифуются именно здесь.

Вот почему Пэлл-Мэлл и Сент-Джеймс служат в британской политической системе столь же нарицательными понятиями, как Вестминстер и Уайтхолл, как Сити и Флит-стрит.

Следующая глава >

Источник: history.wikireading.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector