Тунеядцы это

«Граждане дебоширы, алкоголики, тунеядцы…»

Тунеядство в СССР стояло в одном ряду с более серьезными проступками, такими как нарушение общественного порядка, злоупотребление алкоголем, нанесение легких физических травм. Этот термин появился в обиходе из церковнославянского языка, дословно он означает даром (без оплаты) есть, кушать. Жить за счет другого человека, использовать чужой труд, бездельничать, не приносить пользу обществу — тунеядство считалось самой популярной разновидностью социального паразитизма.

В 1961-1991 годах в законодательстве Советского Союза существовала четкая формулировка такого правонарушения, состав преступления находили в «длительном проживании совершеннолетнего трудоспособного лица на нетрудовые доходы с уклонением от общественно полезного труда».

Само по себе слово «тунеядство» и его производные упоминались еще в официальных документах Российской империи, но тогда оно не имело столь негативной окраски и не воспринималось как правонарушение.

Как становились тунеядцами?


Причины тунеядства были весьма разнообразны. Обтекаемость самой статьи закона, содержание которой постоянно редактировалось, позволяло подводить под это понятие совершенно разных людей. Изначально за бродяжничество судились цыгане, бродяги и профессиональные попрошайки, потом к списку тунеядцев добавились люди, ведущие асоциальный образ жизни. Попадали и те, кто не успел за определенное время поступить в училище или устроиться на работу. По статье за тунеядство часто судили верующих и диссидентов.

В конце 50-х годов список пополнился лицами, преднамеренно уклонявшимися от физического труда, и теми, кто получал доход с приусадебных участков. Еще одной категорией потенциальных преступников стали представители сект, которые отказывались работать по определенным убеждениям.

После редакции закона о тунеядстве в 1961 году, наказание по статье ожидало тех, кто по каким либо причинам не имел определенного места работы в течение 4 месяцев в году.

Во времена сталинского режима борьба с тунеядством была вынужденной мерой — пережившая военную разруху страна нуждалась в большом количестве рабочих рук. А вот когда у руля встал Хрущев, все эти действия получили уже идеологическую окраску.

Кто не работает — тот не ест! Или как вычисляли тунеядцев

Совсем неудивительно, что все законы, направленные на борьбу с социальным паразитизмом, которые то ужесточались, то смягчались, встречались с восторгом добропорядочными гражданами СССР. Воспитанные на идеологии светлого коммунистического государства, с утра до вечера честно строящие свою великую страну у станков заводов и фабрик — они считали справедливым требование властей и принуждение к труду, а вследствие нарушений — строгое наказание.


Изначально поиск и выведение на чистую воду тунеядцев были возложены исключительно на органы МВД. Но слуги народа часто не справлялись с нагрузкой, и тогда им на помощь приходили бдительные граждане СССР. Создавались так называемые суды общественности — группы добросовестных активистов, в число которых входили комсомольцы, дружинники, партийцы, примерные хозяйственники.

В коллективах с тунеядцами проводили беседы, брали их на перевоспитание, а в случае если ничего не помогало — отдавали милиции, где наказания становились гораздо строже. Бдительные соседи и родственники тоже прилагали усилия к вычислению лентяев — часто причиной преследования становились доносы соседей и друзей семьи.

Тунеядству — бой!

Большинство источников утверждают, что статья 209, регламентирующая наказание для тунеядцев, появилась в 1961 году. Но правильнее будет считать, что она стала лишь удачной редакцией существовавших ранее подобных формулировок. Меры наказаний для тунеядцев постоянно менялись.

Например, в 1951 году за «злостное паразитирование» (если неработающий попадался второй раз) отправляли в колонию на 1 год, а если арестован впервые — ссылали за 101-й километр.


Во второй половине 50-х наказанием стала ссылка в отдаленные северные районы страны. В 1961 году ужесточились параметры, по которым можно было получить клеймо тунеядца, а наказанием стали принудительные физические работы в местах поселения сроком от 2 до 5 лет.

Во времена правления Леонида Брежнева к тунеядцам относили алкоголиков, бродяг, наркоманов, криминальных элементов. С ними проводили профилактические беседы, порой помогали устроиться на работу. Именно тогда пошли массовые трудоустройства дворниками, сторожами и появились первые липовые записи в трудовых книжках.

Интересно, что в Советском Союзе всем лицам, обвиненным в тунеядстве, присваивали аббревиатуру «БОРЗ», которая расшифровывалась как «без определенного рода занятий». Впоследствии в обиходе появился жаргонизм «борзой», характеризующий человека, стойко не желающего работать на благо общества.

Против тунеядства была развернута агитационная деятельность, об этом свидетельствует огромное количество плакатов и листовок, посвященных обличению этого явления.

Самые известные советские тунеядцы

Парадокс существования закона о тунеядцах заключался еще и в том, что среди тех, кто был в соответствии с ним осужден, можно найти немало людей, известных на всю страну — это писатели, публицисты, актеры, поэты. А все потому, что их труд система не признавала общественно полезным и значимым.


Среди тех, кто получил срок с формулировкой «за тунеядство», оказался нобелевский лауреат, поэт Иосиф Бродский. Он был арестован и отправлен в ссылку на принудительные работы сроком на 5 лет в Архангельскую область. Причем в его обвинении участвовали не только представители власти, но и коллеги, читатели. На суде Бродский пытался оправдаться, но все было бесполезно, судья решил, что поэтом подсудимого никто официально не признавал, а значит, и профессии, и работы у него нет. Правда, срок наказания в итоге был сокращен благодаря мощной поддержке писателей и поэтов со всего мира.

Публицист Андрей Амальрик в 1965 году получил 2,5 года исправительных работ и был сослан в Сибирь. Актер Николай Годовиков, прославившийся на всю страну после сыгранной роли Петрухи в фильме «Белое солнце пустыни», также имеет судимость по 209 статье. Согласно его биографии, в 1977 году он получил травму, после которой не мог работать, а в 1979 его посадили в тюрьму за тунеядство.

Еще одним неоднозначным арестованным стал Иосиф Бегун, который занимался преподаванием иврита. Он тщетно пытался доказать, что преподавание является трудовой деятельностью, но суд его доводы не принял, решив, что никакой пользы обществу такая деятельность не приносит и отправил его в ссылку в Магадан на 2 года.

Под подозрение в тунеядстве попадал и писатель Владимир Войнович, но его не осудили. Правда, нашли антисоветчину в его знаменитом произведении «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина» и выслали писателя из страны. Среди тех, кто был под подозрением и неоднократно подвергался преследованиям правоохранительных органов СССР, были талантливые ученые, уважаемые преподаватели, сатирики и даже пенсионеры.

Погрешности системы


Как и в любом идеологически окрашенном деле, в поиске и наказании тунеядцев были свои погрешности и ошибки. Анализ всех случаев ареста показал, что далеко не все граждане, осужденные по статье 209, справедливо получали свое наказание.

В списке преступников-тунеядцев были те, кто по стечению обстоятельств оказался временно нуждающимся, пытался заниматься частным трудом, вел образ жизни, неугодный властям, поменял место жительства и вовремя не получил запись в трудовой книжке, а также те, чей труд представителям власти не казался важным и приносящим пользу обществу. Как и во многих законах и решениях, субъективный фактор играл в то время весомую роль. Хотя нельзя ни сказать, что была и польза от преследования тунеядцев. Многие граждане СССР вставали на путь истинный после бесед, проводимых с ними. И в советские годы не работать, злоупотреблять алкоголем, вести асоциальный образ жизни, жить за счет жены и других родственников все же стыдились, чего нельзя сказать о нынешнем времени.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Источник: kulturologia.ru

Этимология[править | править код]


Существительное «тунеядство» церковнославянского происхождения; это сложное слово, образованное слиянием устаревшего ныне наречия «туне», означающего «даром», «бесплатно», «безвозмездно», с глаголом «ясти» (означающего «есть», «питаться»). Аналогично устроено исконное существительное дармоед.

Резко критическое отношение к социальному паразитизму характерно для социалистов начиная с XIX в. Французский текст гимна социалистов «Интернационал» (1875) содержит эту идею, заострённую в русском переводе Аркадия Коца (в 1917—1944 — советский гимн):

В оригинале Эжена Потье:


Слово «тунеядец» употреблялось в некоторых законодательных актах Российской империи, но не составляло особого состава преступления. Петровская «Табель о рангах», определяя место в иерархии государственной службы, в некоторой степени давала возможность выдвинуться талантливым людям из низших сословий, «… дабы тем охоту подать к службе и оным честь, а не нахалам и тунеядцам получать», — гласила одна из описательных статей закона. В досоветские времена в понятие тунеядства не вкладывалось никакого особого социально значимого контекста. Бездельник жил за счёт своих близких, общественной моралью это не одобрялось, и не более того. В Советском Союзе под тунеядством уже понималось паразитическое существование за счёт не отдельных граждан, а за счёт всего общества.

Борьба с тунеядством в СССР[править | править код]

Вскоре после взятия власти в крупных городах России большевики занялись проведением экономических преобразований, сводившихся к конфискации имеющегося в наличии у зажиточного населения имущества и мобилизации людских ресурсов в целях скорейшего построения социализма.

В своей статье «Как организовать соревнование?» (декабрь 1917 — январь 1918) Ленин говорит о необходимости применения суровых мер по отношению к классово чуждым сознательному пролетариату элементам, которые, по мнению Ленина, нуждались в разных формах перевоспитания:

Тысячи форм и способов практического учёта и контроля за богатыми, жуликами и тунеядцами должны быть выработаны и испытаны на практике самими коммунами, мелкими ячейками в деревне и в городе. Разнообразие здесь есть ручательство жизненности, порука успеха в достижении общей единой цели: очистки земли российской от всяких вредных насекомых, от блох — жуликов, от клопов — богатых и прочее и прочее.

В одном месте посадят в тюрьму десяток богачей, дюжину жуликов, полдюжины рабочих, отлынивающих от работы…

В другом — поставят их чистить сортиры.

В третьем — снабдят их, по отбытии карцера, жёлтыми билетами, чтобы весь народ до их исправления надзирал за ними, как за вредными людьми.

В четвёртом — расстреляют на месте, одного из десяти, виновных в тунеядстве.

В пятом — придумают комбинации разных средств и путём, например, условного освобождения добьются быстрого исправления исправимых элементов из богачей, буржуазных интеллигентов, жуликов и хулиганов. Чем разнообразнее, тем лучше, тем богаче будет общий опыт, тем вернее и быстрее будет успех социализма, тем легче практика выработает — ибо только практика может выработать — наилучшие приёмы и средства борьбы.


Конституция РСФСР 1918 года была принята V Всероссийским съездом Советов на заседании 10 июля 1918 года и была опубликована в «Собрании Узаконений РСФСР». Основные принципы, лёгшие в основу Конституции РСФСР 1918 года (как и Конституции СССР 1924 года), были изложены в «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа». Лица, жившие на нетрудовые доходы или использовавшие наемный труд, были лишены политических прав.

Право на труд в СССР закреплялось в статье 118 Конституции СССР 1936 года, статье 40 Конституции СССР 1977 года. Каждому гражданину СССР гарантировалось трудоустройство[5]:

«…то есть право на получение гарантированной работы с оплатой труда в соответствии с его количеством и качеством и не ниже установленного государством минимального размера, — включая право на выбор профессии, рода занятий и работы в соответствии с призванием, способностями, профессиональной подготовкой, образованием и с учетом общественных потребностей».

12-я статья Конституции СССР 1936 года также гласила: «Труд в СССР является обязанностью и делом чести каждого способного к труду гражданина по принципу: „кто не работает, тот не ест“».[6]
В 1951 году вышли Постановление Совета министров СССР от 19 июля 1951 года «О мерах по ликвидации нищенства в Москве и Московской области и усилению борьбы с антиобщественными, паразитическими элементами» и неопубликованный Указ Верховного Совета СССР от 23 июля 1951 года «О мерах борьбы с антиобщественными, паразитическими элементами».
уждали по этому Указу неохотно — из более чем 150 тысяч человек, занимавшихся нищенством в РСФСР, в 1952—1954 годы осудили менее 1 % (1 339 человек)[7]. В 1955 году в РСФСР органы МВД задержали 92 тысячи бродяг, в 1956 году только нищих зарегистрировали 89 254 человек[7].

4 мая 1961 года на основании ст. 12 Конституции Президиум Верховного Совета РСФСР принял указ «Об усилении борьбы с лицами (бездельниками, тунеядцами, паразитами), уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни»[8]. Он гласил:

Установить, что совершеннолетние, трудоспособные граждане, не желающие выполнять важнейшую конституционную обязанность — честно трудиться по своим способностям, уклоняющиеся от общественно полезного труда, извлекающие нетрудовые доходы от эксплуатации земельных участков, автомашин, жилой площади или совершающие иные антиобщественные поступки, позволяющие им вести паразитический образ жизни, подвергаются по постановлению районного (городского) народного суда выселению в специально отведенные местности на срок от двух до пяти лет с конфискацией имущества, нажитого нетрудовым путём, и обязательным привлечением к труду по месту поселения. Этим же мерам воздействия, назначаемым как по постановлению районного (городского) народного суда, так и по общественному приговору, вынесенному коллективами трудящихся по предприятиям, цехам, учреждениям, организациям, колхозам и колхозным бригадам, подвергаются также лица, устраивающиеся на работу на предприятия, в государственные и общественные учреждения или состоящие членами колхозов лишь для видимости, которые, пользуясь льготами и преимуществами рабочих, колхозников и служащих, в действительности подрывают дисциплину труда, занимаются частнопредпринимательской деятельностью, живут на средства, добытые нетрудовым путём, или совершают иные антиобщественные поступки, позволяющие им вести паразитический образ жизни. Постановление районного (городского) народного суда или общественный приговор о выселении выносятся после того, когда лицо, ведущее паразитический образ жизни, несмотря на предупреждение общественных организаций или государственных органов, в установленный ими срок не встало на путь честной трудовой жизни.

К середине 1964 года по этому указу было сослано 37 тысяч человек. При этом, в частности, тунеядцами признавались и ссылались инженер-технолог, который прекратил работу, оборудовал кролиководческую ферму и стал жить за счёт приносимых ею доходов; пожарный, который занимался своим земельным участком и торговал на рынке овощами и фруктами. Иногда суды принимали решения о выселении нетрудоспособных[9].

Данный указ иногда также использовался для преследований по политическим мотивам. Наиболее известный пример — дело поэта Иосифа Бродского (1964 год).

Статьёй 209 УК РСФСР устанавливалась ответственность за три разные формы т. н. паразитического существования, образующие самостоятельные составы преступления, — занятие «бродяжничеством, попрошайничеством, ведение иного паразитического образа жизни». Под понятие иного паразитического образа жизни, ведущегося в течение длительного времени подпадали те случаи, когда «лицо уклоняется от общественно полезного труда и проживает на нетрудовые доходы более четырёх месяцев подряд или в общей сложности в течение года и в этой связи ему сделано официальное предостережение о недопустимости такого образа жизни»[10].

Систематическое занятие бродяжничеством или попрошайничеством, продолжаемое после повторного предупреждения, сделанного административными органами, — наказывается лишением свободы на срок до двух лет или исправительными работами на срок от шести месяцев до одного года.

При этом под «общественно полезным трудом» понимался лишь труд в санкционированной государством форме. Самодеятельный и другой труд разрешался только в свободное от «общественно полезного труда» время, иначе он приравнивался к тунеядству. Учёба в государственном учебном заведении считалась достаточным эквивалентом «общественно полезного труда».

Однако в соответствии со статьёй 9 Конституции СССР 1936 года и статьёй 17 Конституции СССР 1977 года, всё же допускалась регулируемая государством индивидуальная трудовая деятельность в сфере кустарно-ремесленных промыслов, сельского хозяйства, бытового обслуживания населения, а также другие виды деятельности, основанные исключительно на личном труде граждан и членов их семей.

В 1982 году с вступлением Юрия Андропова на пост Генерального секретаря ЦК КПСС, борьба с тунеядцами усилилась. Милиция периодически устраивала рейды по магазинам и кинотеатрам в рабочее время. Всех застигнутых там граждан трудоспособного возраста проверяли и сообщали на место работы о прогуле. Если гражданин нигде официально не работал больше 4 месяцев, то судом по статье 209 УК РСФСР ему присваивался статус «БОРЗ» (аббревиатура от «без определённого рода занятий»). Лицам со статусом «БОРЗ» (или на жаргоне того времени — «борзым») грозили исправительные работы на срок до четырех лет, в редких случаях даже тюремное заключение[12].

В каждом конкретном случае тунеядства суды были обязаны «тщательно проверять, какова продолжительность неучастия в общественно полезном труде лица в отдельные периоды года и чем она была обусловлена’[13].

Борьба с тунеядством велась до принятия в апреле 1991 года закона «О занятости населения», отменившего уголовную ответственность за тунеядство и признавшего безработицу. В дальнейшем в законодательстве постсоветских государств термин «тунеядство» уже не употребляется[источник не указан 1861 день].

В искусстве[править | править код]

Тема «борьбы с тунеядством» стала основой сюжета новеллы «Напарник» в кинокомедии Леонида Гайдая «Операция «Ы» и другие приключения Шурика». Студенту Шурику (Александр Демьяненко), подрабатывающему летом на стройке, в напарники придан великовозрастный тунеядец и дебошир Федя (Алексей Смирнов), отбывающий исправительные работы (15 суток) за избиение Шурика. Шурик пытается разными способами перевоспитать своего напарника, не желающего работать. Фильм разошёлся на цитаты. В одном из эпизодов, Шурик обедает булкой с кефиром. Глядя на это с усмешкой, сытый тунеядец Федя, получив полагающийся ему бесплатный обед из трёх блюд, изрекает свою знаменитую фразу «Кто не работает, тот ест»[14]. Фильм «Опекун» 1970 с Вициным и Збруевым. Тунеядец Миша Короедов, вспомнив о своей подруге — официантке Любе, приезжает в южный город. Но Люба не собирается кормить бездельника и определяет его опекуном к старушке…

Борьба с тунеядством в Белоруссии[править | править код]

2 апреля 2015 года президентом Республики Беларусь А. Лукашенко был подписан Декрет № 3 «О предупреждении социального иждивенчества», согласно которому установлена обязанность граждан Белоруссии, постоянно проживающих в республике иностранных граждан и лиц без гражданства, не участвовавших в финансировании государственных расходов или участвовавших в таком финансировании менее 183 календарных дней в истекшем году, по уплате сбора в размере 20 базовых величин[15][16]. В мае парламент страны этот декрет одобрил[17].

В январе 2017 года вступили в силу изменения в этот декрет, которые признали участвующими в финансировании государственных расходов (не уплачивающих этот сбор) следующие категории неработающих лиц[18]:

  • лица, состоящие в списочном составе национальной или сборной команды Белоруссии по видам спорта;
  • лица, проходящие альтернативную гражданскую службу;
  • лица, к которым применяются предусмотренные белорусскими законодательными актами меры по обеспечению безопасности, не позволявшие им участвовать в финансировании государственных расходов;
  • лица, воспитывающие ребенка в возрасте до 7 лет, если этот ребенок (при условии достижения им возраста 3 лет) не посещает детский сад;
  • зарегистрированные безработные (либо лица, проходящие обучение по направлении службы занятости), если они не нарушают в области занятости населения;
  • лица, находящиеся в трудной жизненной ситуации, которые освобождены от уплаты сбора местными Советами депутатов либо по их поручению местными исполнительными или распорядительными органами.

В начале 2017 года в крупных городах Белоруссии прошли массовые несанкционированные протесты против взимания «налога на тунеядство». Налог (примерно 185 $ в год) заплатили лишь около 10 % из около 470 тыс. человек, которым в 2016 году были разосланы извещения об оплате, что «стало неожиданностью для властей». После протестов, закон снова направили на доработку, однако полностью он не был отменён. По словам экономистов, закон принесёт лишь убытки государству[19].

Предложения по борьбе с тунеядством в современной России[править | править код]

В мае 2015 года «Роструд», исполняя поручение Правительства РФ «о снижении нелегальной занятости», предложил ввести «социальный платёж» для трудоспособных категорий россиян, которые не работают, но и не стоят на учёте в центре занятости. По словам заместителя руководителя «Роструда» Михаила Иванкова, платёж будет взиматься со всех граждан, достигших 18-летнего возраста, за исключением официально трудоустроенных, зарегистрированных безработных, студентов, пенсионеров и других льготных категорий. Предложение о возвращении уголовного наказания за тунеядство внесли и депутаты Законодательного собрания Санкт-Петербурга. Журналисты уже окрестили соцплатеж «налогом на бедность».

По состоянию на сентябрь 2015 года, по данным «Росстата», не имели официального трудоустройства 19,4 млн человек (из 76,1 млн человек экономически активного населения России), в том числе 4,0 млн человек безработных и 15,4 млн человек, предположительно занятых в неформальном секторе (в теневой занятости). Кроме того, в этот же период насчитывалось 10,9 млн человек, находящихся в трудоспособном возрасте, но не работающих и не ищущих работу (экономически неактивное население), не включая обучающихся дневной формы.[20][21][22] По состоянию на 18.11.2015 г. на бирже труда было официально зарегистрировано только 917 тыс. безработных[23]. По данным, которые приводит «Независимая газета», со ссылкой на слова заместителя председателя Правительства РФ Ольги Голодец, в 2013 году около 38 из 86 млн граждан России трудоспособного возраста (16—54 года для женщин, 16—59 лет для мужчин) не имели официального трудоустройства[22].

Также здесь следует учесть рабочие места для иностранных трудовых мигрантов. Так, по данным ФМС России, в 2015 году, в России поставлено на миграционный учёт по месту пребывания 12,4 млн иностранных мигрантов, из них получили разрешение (патент) на работу только 1,9 млн[24]. По данным Высшей школы экономики, в 2013 году численность иностранных трудовых мигрантов, с учетом нелегальных работников, составляла около 7 млн человек[25].

За счет увеличения производительности труда и повышения пенсионного возраста в России, как предсказывают аналитики, количество «лишних людей» трудоспособного возраста в России возрастет к 2025 г. еще на 10 млн человек[26].

12 мая 2016 года появилась информация, что Минтруд обсуждает возможность введения сбора для официально не работающих трудоспособных лиц[27], однако разработка законопроекта не ведётся и никаких конкретных решений не принято[28].

В конце мая 2016 года член Совета Федерации РФ Надежда Болтенко выступила с предложением о введении административной и уголовной ответственности за «тунеядство»[29].

Согласно ст. 37 действующей Конституции РФ и Трудового кодекса, принудительный труд в России запрещён[30], а фраза о гарантированном трудоустройстве для всех граждан, присутствовавшая в ст. 40 Конституции СССР 1977 года, — отсутствует.

Тунеядство и преступность[править | править код]

Основные условия и направления в создании преступных ситуаций, совершаемых лицами без определённого рода занятий[31]:

  • наличие значительного количества свободного времени;
  • предрасположенность к получению материальных благ без трудовой деятельности;
  • наличие контактов и общения с подобными элементами (то есть такими же лицами, ведущими праздный образ жизни).

См. также[править | править код]

  • Отказ от труда
  • Типы отношений между организмами
  • Хикикомори
  • Безусловный основной доход
  • Безработица

Литература[править | править код]

  • Социальный паразитизм как тормоз общественного прогресса // Современные проблемы уголовного права и криминологии. — Владивосток, 1991. — С. 71—84.
  • Социально-правовые и медицинские аспекты борьбы с тунеядством, пьянством и наркоманией. — Владивосток, 1987. — 272 с — Соавт.: Яцков Л. П., Готлиб Р. М.
  • Боголюбова Т. А., Растегаев А. А. Исследование паразитического образа жизни как научно-криминологическая проблема // Организационно-правовые и управленческие проблемы борьбы с правонарушениями среди лиц, ведущих антиобщественный, паразитический образ жизни. — Хабаровск, 1985. С. 26.
  • Кондрашков Н. Н. Тунеядство: Против закона и совести.
  • Павлов. Б. Г. Вопросы уголовной ответственности за ведение паразитического образа жизни.
  • Ляпунов Ю. И. Ответственность за тунеядство. — М., 1982, с. 23.
  • Клюшниченко А. Административная борьба с тунеядством.
  • Шляпочников А. С. Борьба с тунеядцами — всенародное дело.
  • Теньчов Э. С. Посягательства на социалистическую собственность как опасное проявление социального паразитизма и уголовно-правовые средства борьбы с ними. // Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с проявлениями социального паразитизма. — Иваново, 1987. — С. 62—69
  • Щедрина А. К. Борьба с тунеядцами.
  • Чубарев В. Л., Женунтий В. И. Особенности личности тунеядца.
  • Красноокий А. А. Прокурорский надзор за исполнением законов о борьбе с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими паразитический образ жизни.
  • Перлов И. Д. Суд и общественность в борьбе с тунеядцами.
  • Шляпочников А. С. Тунеядцев к ответу.
  • Криминологические аспекты социального паразитизма // Организационно-правовые и управленческие проблемы борьбы с правонарушениями среди лиц, ведущих антиобщественный паразитический образ жизни: Сб. науч. тр. — Хабаровск, 1985. — С. 34—40.

Источник: ru.wikipedia.org

Этимология

Существительное «тунеядство» церковнославянского происхождения; это сложное слово, образованное слиянием устаревшего ныне наречия «туне», означающего «даром», «бесплатно», «безвозмездно», с глаголом «ясти» (означающего «есть», «питаться»). Аналогично устроено исконное существительное дармоед.

Резко критическое отношение к социальному паразитизму характерно для социалистов начиная с XIX в. Французский текст гимна социалистов «Интернационал» (1875) содержит эту идею, заострённую в русском переводе Аркадия Коца (в 1917—1944 — советский гимн):

Лишь мы, работники всемирной
Великой армии труда,
Владеть землёй имеем право,
Но паразиты — никогда!

(В оригинале Эжена Потье: Ouvriers, paysans, nous sommes // Le grand parti des travailleurs: // La terre n’appartient qu’aux hommes // L’oisif ira loger ailleurs «Мы, рабочие, крестьяне — великая партия трудящихся. Земля принадлежит только людям, бездельник пойдёт жить в другое место»).

Слово «тунеядец» употреблялось в некоторых законодательных актах Российской империи, но не составляло особого состава преступления. Петровская «Табель о рангах», определяя место в иерархии государственной службы, в некоторой степени давала возможность выдвинуться талантливым людям из низших сословий, «…дабы тем охоту подать к службе и оным честь, а не нахалам и тунеядцам получать», — гласила одна из описательных статей закона. В досоветские времена в понятие тунеядства не вкладывалось никакого особого социально значимого контекста. Бездельник жил за счёт своих близких, общественной моралью это не одобрялось, и не более того. В Советском Союзе под тунеядством уже понималось паразитическое существование за счёт не отдельных граждан, а за счёт всего общества.

Борьба с тунеядством в СССР

Вскоре после захвата власти в крупных городах России большевики занялись проведением марксистских экономических реформ, сводившихся к конфискации имеющегося в наличии у зажиточного населения имущества и мобилизации людских ресурсов в целях скорейшего построения социализма. В своей статье «Как организовать соревнование?» (декабрь 1917 — январь 1918 гг.). Ленин говорит о необходимости применения суровых мер по отношению к классово чуждым сознательному пролетариату элементам, которые, по мнению Ленина, нуждались в разных формах перевоспитания:

— В. И. Ленин, ПСС, т. 35, стр. 204

Конституция РСФСР 1918 года была принята V Всероссийским съездом Советов на заседании 10 июля 1918 года и была опубликована в «Собрании Узаконений РСФСР». Основные принципы, лёгшие в основу Конституции РСФСР 1918 года (как и Конституции СССР 1924 года), были изложены в «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа». Лица, жившие на нетрудовые доходы или использовавшие наемный труд, были лишены политических прав.

12-я статья Конституции СССР 1936 года гласила: «Труд в СССР является обязанностью и делом чести каждого способного к труду гражданина по принципу: „кто не работает, тот не ест“»[5].

4 мая 1961 года на основании ст. 12 Конституции Президиум Верховного Совета РСФСР принял указ «Об усилении борьбы с лицами (бездельниками, тунеядцами, паразитами), уклоняющимися от общественно-полезного труда и ведущими антиобщественный паразитический образ жизни». Он гласил:

— Е.Жирнов.»Внушить полезный страх»

К середине 1964 г. по этому указу было сослано 37 тысяч человек. При этом, в частности, тунеядцами признавались и ссылались инженер-технолог, который прекратил работу, оборудовал кролиководческую ферму и стал жить за счет приносимых ею доходов, пожарный, который занимался своим земельным участком и торговал на рынке овощами и фруктами. Иногда суды принимали решения о выселении нетрудоспособных[6].

Данный указ иногда также использовался для преследований по политическим мотивам.Наиболее известный пример — дело поэта Иосифа Бродского (1964 г.)

Статьёй 209 УК РСФСР устанавливалась ответственность за три разные формы т. н. паразитического существования, образующие самостоятельные составы преступления, — занятие бродяжничеством, попрошайничеством, ведение иного паразитического образа жизни. Под понятие иного паразитического образа жизни, ведущегося в течение длительного времени подпадали те случаи, когда лицо уклоняется от общественно полезного труда и проживает на нетрудовые доходы более четырёх месяцев подряд или в общей сложности в течение года и в этой связи ему сделано официальное предостережение о недопустимости такого образа жизни.[7]

— Статья 209 УК РСФСР. Систематическое занятие бродяжничеством или попрошайничеством.[8]

При этом под «общественно полезным трудом» понимался лишь труд в санкционированной государством форме. Самодеятельный же труд разрешался только в свободное от «общественно полезного труда» время, иначе он приравнивался к тунеядству. Учёба в государственном учебном заведении считалась достаточным эквивалентом «общественно полезного труда».

В СССР лицам, обвинённым в тунеядстве, присваивалась аббревиатура — БОРЗ (без определённого рода занятий), и в уголовной среде на т. н. «блатном» жаргоне появились формулировки — «борзо́й» и «бо́рзый», то есть человек, стойко не желающий работать.

В каждом конкретном случае тунеядства суды были обязаны тщательно проверять, какова продолжительность неучастия в общественно полезном труде лица в отдельные периоды года и чем она была обусловлена.[9].

Вопреки мнению о массовом использовании 209-ой уголовной статьи на самом деле тотальной массовости наказания за тунеядство в СССР не наблюдалось.[источник не указан 30 дней] В каждом конкретном случае тунеядства суды были обязаны тщательно проверять, какова продолжительность неучастия в общественно полезном труде лица в отдельные периоды года и чем она была обусловлена.[10] Так называемой «показательной порки» (слушания по «делам о тунеядцах» действительно не проводились в закрытом режиме, напротив, их было настолько мало, что такие дела использовались для пропагандистской кампании с публикацией отчётов в центральных СМИ) и последующему уголовному наказанию подвергались только самые выдающиеся, самые «борзые» борцы за право не заниматься общественно полезным трудом.

Борьба с тунеядством велась до принятия в апреле 1991 года закона «О занятости населения», отменившего уголовную ответственность за тунеядство и признавшего безработицу. В дальнейшем в законодательстве постсоветских государств термин «тунеядство» не употребляется.

Тунеядство и преступность

Основные условия и направления в создании преступных ситуаций совершаемых лицами без определённого рода занятий[11]:

  • Наличие значительного количества свободного времени.
  • Предрасположенность к получению материальных благ без трудовой деятельности.
  • Наличие контактов и общения с подобными элементами (то есть такими же лицами, ведущими праздный образ жизни).

Основные преступления совершаемые при прямом и косвенном участии лиц без определённого рода занятий:

  • Воровство: Как случайное средство для приобретения т. н. «лёгких денег».
  • Ограбление: Как вынужденная обстоятельствами мера для добычи средств к существованию тунеядца.
  • Мошенничество: Добывание средств путём обмана (например, так называемое «целительство»).
  • Хулиганство: Как одна из характерных форм поведения и развлечения в группах бездельников.
  • Попрошайничество: Как источник средств к существованию и обогащению.
  • Вымогательство: Чаще встречается т. н. бытовое вымогательство (выуживание денежных средств у родственников и знакомых).

См. также

  • Нетрудовые доходы
  • Рантье
  • Лень
  • БОМЖ
  • Социопат
  • Попрошайничество
  • Подаяние
  • Фриганизм
  • Личер
  • Эгоизм
  • Копирайт
  • Моральный кодекс строителя коммунизма
  • Хикикомори
  • Типы отношений между организмами
  • От каждого по его способностям, каждому — по его труду

Ссылки

  • Законопроект о борьбе с тунеядством в Беларусии
  • Тунеядству бой

Литература

  • Социальный паразитизм как тормоз общественного прогресса // Современные проблемы уголовного права и криминологии. — Владивосток, 1991. — С. 71—84.
  • Социально-правовые и медицинские аспекты борьбы с тунеядством, пьянством и наркоманией. — Владивосток, 1987. — 272 с — Соавт.: Яцков Л. П., Готлиб Р. М.
  • Боголюбова Т.А, Растегаев А. А. Исследование паразитического образа жизни как научно-криминологическая проблема // Организационно-правовые и управленческие проблемы борьбы с правонарушениями среди лиц, ведущих антиобщественный, паразитический образ жизни. Хабаровск, 1985. С.26.
  • Н. Н. Кондрашков. Тунеядство: Против закона и совести.
  • Павлов. Б. Г. Вопросы уголовной ответственности за ведение паразитического образа жизни[1].
  • Ляпунов Ю. И. Ответственность за тунеядство. М., 1982, с. 23.
  • Клюшниченко, А. Административная борьба с тунеядством.
  • Шляпочников, А. С. Борьба с тунеядцами — всенародное дело.
  • Теньчов, Э. С. Посягательства на социалистическую собственность как опасное проявление социального паразитизма и уголовно-правовые средства борьбы с ними. // Уголовно-правовые и криминологические аспекты борьбы с проявлениями социального паразитизма. — Иваново, 1987. — С. 62—69
  • Щедрина, А. К. Борьба с тунеядцами.
  • Чубарев, В. Л., Женунтий, В. И Особенности личности тунеядца.
  • Красноокий, А. А. Прокурорский надзор за исполнением законов о борьбе с лицами, уклоняющимися от общественно полезного труда и ведущими паразитический образ жизни.
  • Перлов, И. Д. Суд и общественность в борьбе с тунеядцами.
  • Шляпочников, А. С. Тунеядцев к ответу[2].
  • Криминологические аспекты социального паразитизма // Организационно-правовые и управленческие проблемы борьбы с правонарушениями среди лиц, ведущих антиобщественный паразитический образ жизни: Сб. науч. тр. — Хабаровск, 1985. — С. 34- 40.

Источник: dic.academic.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector